Бармалейские грабли Баку

Бармалейские грабли Баку

Заезжие джихадисты «наводят порядок» в Азербайджане

Использование исламских террористов из Сирии неизбежно создаст Баку множество проблем, причем не только дипломатического характера. Появление боевиков ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация) и других террористических группировок, переброшенных турками для участия в боях против Армении и НКР, вызывает серьезную озабоченность соседних стран. Опасаются не только Иран и Россия, но и дружественная Азербайджану Грузия, которая опасается, что религиозные экстремисты совьют гнездо у ее границ, создавая угрозу уже ее безопасности. Впрочем, с серьезными проблемами столкнулись уже сами азербайджанцы. 

Тг-канал «WarGonzo» сообщил, что азербайджанское население приграничных районов взбунтовалось против шариатских порядков, которые начали насаждать пришлые боевики. И президенту Азербайджана пришлось отправить бакинский полицейский спецназ для усмирения турецких наемников в приграничных селах.

«Турецкие наемники, прибывшие в Азербайджан из Сирии, были размещены в приграничных селах, где начали наводить свои порядки — то есть заставлять женщин ходить в хиджабах, да и вообще принуждать к жизни «по шариату», — сообщает канал, — «Местное азербайджанское население радикальные веяния восприняло плохо и подняло бунт. Для разрешения конфликта Алиеву пришлось отправить туда спецназ». Из контекста сообщения не совсем ясно, кого будут усмирять бакинские спецназовцы — наемников, или взбунтовавшихся  жителей. 

Есть все основания доверять этой информации, поскольку для подобных инцидентов оснований предостаточно. Завезенные турками террористы-джихадисты являются религиозными фанатиками, радикальными салафитами, для которых шииты, каковыми является большинство азербайджанцев, злейшие враги, ничуть не лучше «неверных». В Сирии принадлежность к шиизму попавшего в их руки означала для него смертный приговор. Но это не все. Большинство «бармалеев», появившихся в Азербайджане, прибыли из Африна, где долгое время наводили свои «порядки», грабя население и издеваясь над ним. Вне всякого сомнения, эти свои «навыки» они непременно начнут реализовывать и в Азербайджане.

К этому нужно присовокупить, что большинство азербайджанцев — люди светские, их религиозность никогда не носила радикального, фундаменталистского характера. Они любят выпить и повеселиться, азербайджанки не сидят взаперти, никогда не носили паранджи, чаще всего обходятся и без хиджаба. То есть, азербайджанцы выглядят в глазах джихадистов «вероотступниками», чье имущество и женщины «разрешены» идущим «по пути Джихада».

Сообщения о появлении «бармалеев» в Азербайджане впервые появились в СМИ больше месяца назад — время «разгуляться», и «выстроить свои отношения» с местными у них было.

Самое нелепое заключается в том, что азербайджанские власти уже имели опыт привлечения исламистских террористов к «борьбе за территориальную целостность страны». Раббани и Хекматияр, захватившие власть в Афганистане и пытавшиеся им управлять, столкнулись с одной весьма серьезной проблемой. Страна была наводнена людьми, не умеющими и не желающими работать, но привыкшими, умеющими и любящими убивать, и ничем другим не собирающимися заниматься. Идея отправить их для «утилизации» в Карабах показалась просто замечательной. Тем более, что Баку начал испытывать нехватку «пушечного мяса». Война тогда приобрела затяжной характер, и большинство патриотов предпочли сражаться с армянами на рынках Москвы, а не в горах Карабаха.  

Таким образом, в августе-сентябре 1993 года азербайджанская армия пополнилась, по меньшей мере, 1350 афганскими наемниками, которых разместили в Геране и Гяндже в расположения 160-й и 200-й воинских частей азербайджанской армии.

В азербайджанских штабных документах «духи» фигурировали как «спецконтингент» (так в СССР именовали осужденных), а командир 160-го полка НАА жаловался, что афганцы капризны, разнузданы и неуправляемы, сетовал: мол, какие бы условия ни были обеспечены, все равно афганские наемники будут недовольны, поскольку никаким серьезным делом не заняты. 

«На стороне Азербайджана воевали афганские моджахеды, около 3 тыс. Их переправку организовали американцы. На них возлагались очень большие надежды. Моджахедов завозили прямо на передовую, чтобы сократить до минимума их пребывание в тылу и связанные с этим эксцессы. Их коньком были ночные вылазки, диверсии, засады, минная война. Они включались в работу сразу же, не дожидаясь, пока их сведут в отряды и оснастят, начинали вылазки к армянским позициям. Им платили по $300 на нос, но насколько я понял, деньги для большинства из них имели второстепенное значение. Они горели ненавистью, и жаждали убивать христиан — армян ли, русских, все равно.

Одному нашему сотруднику, комвзвода связи, русскому, пришлось целую неделю прятаться. Дело в том, что душманы, стоявшие на позиции рядом, увидели его, и тут же объявили: «Его голова — наша». Вот и пришлось ему скрываться до конца командировки. Все советские ветераны Афгана вынуждены были скрывать свое боевое прошлое.

Моджахедов откровенно боялись. Они могли забрать любую вещь. Если что не так, сейчас же берутся за автомат. Если вдруг моджахедам не хотелось идти в бой, их никто не мог заставить. Мне пришлось пообщаться с ними довольно близко, когда я лежал в госпитале после ранения. Они находились в лучших палатах, им часто меняли белье, им были созданы исключительные условия. И все по той же причине — их боялись. Они и в госпитале не расставались с оружием.

И как только они узнали, что в их корпусе лежит русский, тотчас выставили около моей палаты «наружку». Я передвигался на коляске. Въезжаю как-то в свою палату и вижу, что там сидят около двенадцати человек. Они сидели полукругом, а коляску мою поставили в центре. Минут десять они просто сидели и мрачно смотрели на меня. Затем один из них, сорокалетний дядька, заросший до глаз, начал орать по-афгански, брызгая слюной и размахивая руками. Ну, думаю, вот и смерть моя пришла. Один из душманов начал переводить, выяснилось, что у орущего в бедре осколок советского снаряда. После чего они меня подвергли перекрестному допросу, пытаясь понять, что я, русский, делаю в мусульманской стране. Почему-то, они долго не могли поверить, что я вырос и родился здесь. Наконец, уяснив, что я сражаюсь на азербайджанской стороне, потеряли ко мне интерес», — вспоминал участник тех событий, боец Бакинского ОПОНа Александр Круль.

Надо сказать, что подобного страха перед «духами» бойцы сил обороны НКР не испытывали, и никакого особого проку от их привлечения Баку не получил.

Теперь азербайджанские власти наступают на те же грабли. Причем ныне ситуация еще хуже. По уровню «отмороженности» афганским «духам» далеко до сирийских «бармалеев», которые, помимо лютой кровожадности, еще и считают себя «миссионерами», «проповедующими» с автоматом в руках, которым, в силу этого, позволено абсолютно все. Не удивительно, что подобные «гости» заставляют азербайджанских «хозяев» искать «пятый угол» на своей же земле.

Между прочим, в планах Эрдогана разместить своих прокси в Азербайджане на постоянной основе. Так что придется привыкать.

Источник: www.segodnia.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector