Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

Смог ли Арсен Венгер найти баланс между тренером и простым человеком внутри себя? «Точно не смог, – смеется он. – Я бы никому не посоветовал свой образ жизни. Иногда я думаю о том, каким человеком мог бы стать без футбола. Ведь учитывая, что я был одержимым и постоянно всем жертвовал, из меня получился бы ненормальный. Я вел совершенно неуравновешенную жизнь».

Венгер хранил молчание с момента ухода с поста главного тренера «Арсенала» в 2018-м, где он проработал 22 года. И сейчас он уже не такой занятой человек. Его новые мемуары «My Life in Red and White» («Моя жизнь в красно-белых цветах») повествуют обо всем, начиная с детства и заканчивая эльзасской деревней Даттленхайм, в которой он отдыхает после безумной тренерской карьеры.

Даттленхайм – это то место, где рос и взрослел Венгер. А ведь за несколько лет до его рождения Гитлер аннексировал Эльзас, и люди Даттленхайма были мобилизованы в его армию. Венгер не стал подробно описывать это в книге, но когда его спросили об этом, он рассказал все, что знал.

«Мой отец вынужден был воевать за немцев на русском фронте. Мама рассказывала мне, что, когда он вернулся, он весил 42 килограмма. Отец был на грани жизни и смерти. Несколько месяцев он пролежал в больнице». Как наследие войны повлияло на Венгера, как младшего из троих детей? «В моей семье старались не вспоминать об этом. Это было чем-то вроде запретной темы. Я почти ничего об этом не узнал».

Его родители управляли деревенским бистро «Золотой Крест», а его отец-трудоголик также занимался продажей автозапчастей. С 14 лет Арсен тоже начал подрабатывать. «Я не понимал, что значит быть семьей, – вспоминает Венгер. – Мы никогда не ужинали вместе и крайне редко общались». Стоит отметить, что в доме его семьи даже не было книг.

Он рос в семейном бистро, среди взрослых, наблюдая за тем, как фермеры спорят, смеются, врут, напиваются и ссорятся. Местные в то время еще говорили на эльзасском немецком диалекте, а французский язык Венгер изучал в школе. Разумеется, главной темой для разговора в бистро был футбол. Особенно по средам, когда сельский футбольный клуб проводил в бистро собрания.

О своем жизненном выборе Венгер рассуждает так: «Дело в том, что я вырос абсолютно в футбольной среде. В детстве я постоянно слушал разговоры только о футболе и решил, что только он имеет значение».

Также Даттленхайм определил в сознании Венгера симпатию к Германии. Он не унаследовал ненависти. «Всегда удивлялся, почему людей на другом берегу Рейна считали другими. Еще мне нравилась их сборная. Они были круче французов».

Позже Венгеру удалось стать футболистом. Однако практически везде был запасным. Ему мешала плохая техника, которую он безуспешно пытался развить на ухабистых деревенских полях. И не один тренер не помог ее исправить. Возможно, именно это вдохновило его на выбор призвания. В 1974 году Венгер получил высшее экономическое образование в Страсбургском университете, но уже тогда хотел стать тренером. Каждую неделю он ездил смотреть футбол в Германию, периодически возвращаясь домой к пяти утра.

Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

Так, какое же влияние оказал немецкий футбол на Венгера? «Я бы сказал, что он определил мою карьеру. Немцы всегда стремятся доминировать. Они никогда не отдают инициативу сопернику, чтобы сыграть только на его слабостях. Напротив, они сами владеют инициативой, как настоящая команда». Это стало идеологий Венгера: победа со стилем. Он говорил: «Команды, которые остались в истории – это команды со стилем. Футбол должен быть искусством. Главное – победа, но нужно стремится к большему».

Стремясь открыть для себя мир за пределами Даттленхайма, в 1974 году Венгер провел месяц в Венгрии, чтобы увидеть, как функционирует коммунистический режим. Он вспоминает: «Я вернулся во время футбольных каникул и был уверен, что они рухнут». Четыре года спустя, в 29 лет Венгер уехал изучать английский язык в Кембридж, так как понимал, что он необходим для его будущей тренерской карьеры. «Я усердно работал на протяжении тех трех недель», – вспоминает он.

Также он очень усердно трудился на тренерском поприще. Будучи тренером «Нанси», он проиграл последний матч перед рождественским перерывом. Из-за этого он лишь на один день съездил на родину к родителям, а оставшиеся три недели в полном одиночестве размышлял об игре своей команды. Результатом такой усердной работы стали успешные семь лет в «Монако», после которых о нем узнали в Европе.

Однажды на новогодних каникулах Венгер из Турции (где он, разумеется, смотрел футбол) полетел в Лондон на матч «Арсенала» с «Норвичем». На трибунах он попросил у одной женщины огня для сигареты. Она, как оказалось, была подругой жены Дэвида Дейна (заместителя председателя «Арсенала»). В этот же вечер Венгера пригласили в гости к Дейну. Там они поговорили о футболе и сразу же стали друзьями. Это стало судьбоносным моментом. После «Монако» он поехал тренировать в Японию, а в 1996 году к нему прилетела делегация «Арсенала» с предложением стать четвертым иностранным тренером в истории английского футбола.

Первое время в Англии Венгер выглядел человеком из далекого будущего. Он стал одним из великих распространителей идей, которые сформировали европейский футбол наряду с Белой Гуттманном, Йоханом Кройффом, Арриго Сакки, а затем с Пепом Гвардиолой и Юргеном Клоппом. Он разбирался в питании, уже использовал статистические данные для оценки игроков и, прежде всего, потрясающе знал зарубежный рынок. На скамейках запасных итальянских клубов Венгер приметил двух молодых французов Патрика Виейра и Тьерри Анри. Без преувеличения он спас их карьеры. Также ему удалось заметить немалый потенциал в совсем еще юных Николя Анелька и Сеске Фабрегасе.

Венгер обладал абсолютно уникальной способностью улучшать возрастных футболистов. Он объясняет ее так: «Тренер должен развивать качества каждого игрока. Никто не обладает всеми качествами, но у каждого есть то одно, которое должно помогать зарабатывать на жизнь». После того, как он определял в игроке это качество, он тратил годы на его развитие (стоит признать, итоги не всегда были успешными).

Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

Пожалуй, самой впечатляющей можно назвать историю с молодым Тьерри Анри. Талантливым, но низкоэффективным вингером. Венгер сказал ему, что он прирожденный нападающим. «Тренер, но я ведь не забиваю», – возразил тогда Анри. Итог всем известен. Тьерри стал лучшим бомбардиром в истории «Арсенала». Также Венгер превратил французского защитника Эммануэля Пети в полузащитника, после чего он стал чемпионом мира. И что не менее показательно, он убедил вечно пьющих английских защитников следовать диете, после чего они в далеко за тридцать стали показывать лучший в карьере футбол.

Венгер говорил: «Когда ты выступаешь на самом высоком уровне, результат зависит от каждого игрока. Тренеров часто хвалят за то, в чем нет их заслуги».

Он считает, что великого игрока можно распознать по достижении им 23 лет. Не раньше. В этом возрасте, по его мнению, «лучшие отделяются от остальных». Их выделяет особая мотивация, которая заключается в желании прогрессировать, а не только в материальной наживе. Эти игроки, как писал Венгер в своей книге, постоянно недовольны собой  и ведут «трудную, неблагодарную, монотонную жизнь, которая заключается в постоянных тренировках и матчах».

Если успех игрока зависит только от него самого, то в чем задача тренера? Мотивация? «И в этом нашу заслугу переоценивают, – отвечает Венгер. – Только представьте, вы каждую неделю мотивируете игроков на субботу. Забудьте об этом! Лучше просто дать игроку лишний раз дома посидеть, чем все время мотивировать. Каждый игрок, выступающий на столь высоком уровне всегда мотивирован». А главной задачей для тренера Венгер считает побуждение игроков к правильным вопросам: как мне стать лучше? Реализовал ли я потенциал?

Насколько игрокам важно, кто является тренером? «Каждый отмечает в тренере то качество, которое наиболее важно для себя. Иногда это коммуникация, а иногда тактический аспект».

Венгер 22 года жил в Лондоне, но как он признается, чувствовал себя так, будто жил в «Арсенале». Он писал в своих мемуарах: «Мне никогда в голову не приходила идея взять отпуск». Венгер каждый день вставал в 5:30 утра, проводил день на базе, а по вечерам смотрел трансляции матчей со всего мира. Когда в 1997 году родилась его единственная дочь Лея, он признается: «Я тогда, наверное, был слишком занят, чтобы понять, насколько волшебен этот момент». Теперь он сожалеет об этом, но тогда он и не думал откладывать футбол на второй план.

Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

С ним «Арсенал» взял три титула чемпиона Англии за первые восемь сезонов. А в 2004 году «непобедимые» стали чемпионами, играя в восхитительный атакующий стиль, какой в Англии никогда не видели. Тогда он, возможно, был самым уважаемым тренером в мире. Но как оказалось, то был его последний чемпионский титул в карьере.

В своих мемуарах он осуждает позицию «победа любой ценой». Это весьма странно, учитывая, что он сам был похож на приверженца этой позиции. Постоянная критика судей и толкотня с коллегами по цеху, казалось, подтверждали это. «Признаю, я имел в себе противоречия, – говорит Венгер. – Я был очень плохим неудачником».

Самым тяжелым поражением в карьере Венгера стал парижский финал Лиги чемпионов в 2006 году. Тогда уже на 18-й минуте матча удалился вратарь команды Йенс Леманн, но, несмотря на это, ближе к концу второго тайма «Арсенал» вел в счете 1:0. Затем Анри не реализовал момент один на один с голкипером, а «Барса» забила дважды.

Венгер вспоминает: «За 13 минут до конца встречи мы были на высоте. Возможно, стоило сыграть с тремя центральным защитниками ближе к концу. Наверное, это могло бы сработать, но такой стиль шел наперекор моим принципам. Знаете, всегда, когда мы выигрывали со счетом 5:0 или 7:0, я возвращался домой с мыслью о недочетах игры команды. Когда же мы проиграли 2:1 в финале Лиги чемпионов, я думал о том, что бы я мог изменить. Больше я тот матч не пересматривал».

Устарели ли убеждения Венгера по поводу питания, трансферного рынка и менеджерской работы в целом? Он сердито расхохотался: «Я работал в конкурентной среде, где ты либо победитель, либо никто. А что касается менеджерских убеждений, то взгляните на прекрасный стадион «Арсенала». Нам удалось его построить при том, что наши возможности были гораздо скромнее, чем у конкурентов».

Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

Стадион «Эмирейтс» – самое крупное материальное наследие Венгера не только в «Арсенале», но и во всем Лондоне. Этот стадион перечертил карту столицы. Вместимость «Эмирейтс» составляет 60 тысяч зрителей, что на 22 тысячи больше, чем на «Хайбери». Благодаря этому, «Арсенал» стал самым посещаемым клубом Лондона. В чем же здесь заслуга Венгера? Все просто.

Пока богатые владельцы топ-клубов, такие как Роман Абрамович из «Челси» и шейх Мансур из «Манчестер Сити» вливали деньги в дорогостоящие трансферы, Венгер упорно экономил. Он называл это «финансовым допингом» и считал несправедливым, что деньги способны выигрывать футбольные матчи.

Оглядываясь назад, стоит отметить, что такое убеждение не привело к успеху. Да, «Эмирейтс» полностью окупился, однако почти у всех конкурентов тоже есть современные стадионы.

В те годы Венгер терпел множество оскорблений. Фанаты скандировали: «Потратьте эти гребаные деньги!». Однако он по-прежнему считал, что у него лучшая работа на свете. В то время, как более успешные коллеги, такие как Жозе Моуринью, несли ответственность только за происходящее на поле, эльзасец был единственным менеджером в футболе, который почти в одиночку владел клубом. Это феноменально! Даже когда ему было под 60, он выглядел на сорок с лишним. А энергии в нем было, как у тридцатилетнего.

Сейчас же он признает: «Работа, которую проделывали в своих клубах я и Фергюсон, исчезла. Изменилась структура клубов. Переговоры о трансферах сейчас доверяют не тренерскому штабу, а специализирующимся людям. Из-за такой структуры, в которой очень много должностей, возникает обилие сложностей. Если раньше проблемы могли быть только в раздевалке, то теперь они зачастую случаются за ее пределами».

Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

Венгер вспоминает, что в первые годы его работы в «Арсенале» заседания совета директоров были «вполне себе демократичными». В них шли дискуссии между людьми, владеющими 15 или 20 процентами акций клуба. Все изменилось в 2011 году, когда ведущим акционером «Арсенала» стал Стэн Кронке. Американец стал контролировать практически все. Сейчас, как замечает Венгер, почти все крупные английские клубы принадлежат иностранцам. «В голосовании, которое Англия провела за Брексит, я лично увидел желание людей вернуть суверенитет. Но забавно то, что никто не высказывался так о футболе, который полностью утратил свою самостоятельность в принятии решений».

В конце концов в мае 2018 года руководство «Арсенала» попросило Венгера уйти. «Я был не готов к такому шагу, – пишет он в книге. – «Арсенал» был для меня вопросом жизни и смерти, и после ухода у меня было несколько болезненных моментов». С тех пор Венгер ни разу не был на «Эмирейтс». Он говорит: «Сегодня у меня вообще нет контактов с руководством клуба, и это даже хорошо».

Больно ли Венгеру от мысли, что он не нужен «Арсеналу»? «Завываю от боли. Верите? Если серьезно, то я внес огромный вклад в строительство тренировочного центра и стадиона. И когда вы все это проделываете, начинает казаться, что это останется с вами навечно. Но в жизни все не так. Сейчас другие времена и, возможно, людям комфортно от мысли, что меня нет там». Тем не менее, Венгер написал, что при Артете в «Арсенал» может вернуться легендарный стиль и победный дух.

Сейчас Венгер работает начальником отдела развития в ФИФА, отвечая преимущественно за улучшение тренерской работы во всем мире.

Трудно ли жить спокойно и размеренно после десятилетий постоянного адреналина? «Да, очень. Вряд ли кто-то любит скучную повседневную жизнь. Я скучаю по тем безумным выходным. Вся моя жизнь проходила на поле. Но с другой стороны, я думаю, что и так уже достаточно потренировал».

Венгер по-прежнему встает в 5:30 утра и первым делом проверяет расписание матчей на вечер. После этого 90 минут занимается в тренажерном зале. Теперь он проводит больше времени со своими друзьями и дочерью, которая заканчивает писать докторскую по нейробиологии в Кембридже. В свободное время он смотрит фильмы и читает. «Сейчас я заканчиваю читать «Sapiens» Юваля Ноя Харари. Однако больше предпочитаю читать статьи про управление, мотивацию и командный дух». Венгер сейчас очень востребован как спикер. Его часто зовут на разные конференции, а сам он не перестает изучать футбол, ведь этому посвящена вся его жизнь.

«За последние 10 лет футбол стал значительно интенсивнее, – констатирует он. – Теперь мы достигли такого уровня, что сейчас в футбол играют исключительно атлеты. Все это произошло, во многом благодаря новому техническому оборудованию».

Арсен Венгер о лидерстве и жизни после «Арсенала». Большое интервью The Financial Times

Разве это не печально? Ведь такой одаренный игрок, как Месут Озил, перестал демонстрировать лучшие качества, из-за сегодняшнего бешеного прессинга. «Да, это убило многих творцов, – соглашается Венгер. – Сегодня в футбол играют со скоростью 200 километров в час, поэтому для начала надо продемонстрировать свою готовность к этому. Ведь попав в поезд, вы имеете возможность проявить талант, но если вы не попали, то вы и не играете.

Я думаю, это добавило футболу определенный стандарт. Сегодня есть два варианта игры. Команды защищаются либо очень высоко (возле ворот соперника), либо очень глубоко (возле своих ворот). А речь тренера сводится к призыву отнять мяч и начать контратаку. Это немного убило творческий потенциал футболистов и игры в целом».

В своей книге он пишет о «бесчисленных предложениях» вернуться к тренерской деятельности. По его словам, он их отклоняет, но не исключая вариант, что может вернуться к этому делу. «В настоящий момент мне не хватает смелости закрыть перед собой дверь к тренерству. Я не убил в себе менеджера, а значит дверь передо мной все еще открыта».

Как оставаться настолько трудолюбивым вплоть до семидесяти лет? «Есть только один вариант. Просто делать свое дело, не задумываясь о возрасте. Пока мы живы, мы должны что-то делать. Любите, творите, работайте! Никто не знает, сколько времени еще осталось».

Чувствует ли он себя на семьдесят? «Абсолютно нет. Я до сих пор играю в футбол. Моя следующая игра 9 ноября. Но признаюсь, каждые три дня я бы не смог играть».

Задумывался ли когда-нибудь Венгер, что это просто игра? Он снова рассмеялся: «Нет, это нечто более изумительное. Недавно я смотрел матч «Тоттенхэма» против «Челси» в Кубке Лиги. И после него я лег спать с мыслью, о том, как много вещей в футболе прошло мимо меня. Каждый просмотренный матч для меня как первый».

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Источник: www.sports.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector