Нашатырь – неотъемлемая часть хоккея. Раньше давали игрокам после сотрясений, Ковальчук нюхал его в финале, а Овечкин бодрил им партнеров

Лавстори аммиака и НХЛ.

Едва ли не самый забавный момент из прошлогоднего розыгрыша Кубка Стэнли: капитан «Коламбуса» Ник Фолиньо сидит на скамейке, к нему подходит врач, и через секунду его лицо искажает гримаса.

Все дело в нашатыре – он давно стал частью игры и даже предматчевых ритуалов для отдельных игроков. Уэйн Гретцки, Илья Сорокин и даже Олег Знарок на тренерской скамье – все они использовали нашатырь, чтобы взбодриться по ходу тяжелых игр.

Нашатырь не допинг – он не оказывает стимулирующее воздействие и не улучшает спортивные результаты. Весь механизм действия бодрящих ваток и капсул с солями аммония построен на одном веществе – это аммиак.

Он вызывает возбуждение нервных окончаний дыхательных путей и стимулирует дыхательный центр мозга. Из-за этого учащается дыхание и повышается артериальное давление. А гримасы вызваны резким и неприятным запахом – поэтому спортсмены рефлекторно убирают голову, а ватки с нашатырным спиртом не подносят слишком близко к лицу.

Игроки нюхали нашатырь после сотрясений и возвращались на лед с травмами. После их жалоб НХЛ ввела новые правила 

Нашатырь в спорте появился еще в 50-х – его давали понюхать боксерам, которые улетали в нокаут. Такая практика приводила к тяжелым повреждениям, ведь после заряда бодрости спортсмены продолжали бой с травмами головы.

В хоккее нашатырь тоже пришелся к месту, особенно в олдскульной НХЛ, набитой силовиками и жесткой контактной игрой. К тому же на ледовой площадке, как и на ринге, игрокам часто прилетало в голову – нашатырь выглядел идеальным способом прийти в себя перед следующей сменой.

И да, его тоже использовали, чтобы взбодрить игроков, попавших под жесткий силовой прием. НХЛ начала свой поход против травм головы в 2010-м, после многочисленных жалоб и коллективного иска: создала департамент по охране здоровья хоккеистов и провела модернизацию бортов на стадионах. До этого в лиге не существовало специальных протоколов, которые следовало проходить игрокам с подозрением на сотрясение мозга.

Дэйл Тэллон, который сейчас рулит «Флоридой», успел поиграть в НХЛ за «Ванкувер», «Чикаго» и «Питтсбург». Вот как он описывает эпоху олдскульного хоккея: «Когда тебя вырубали, ты использовал нашатырь. Вот таким был наш протокол безопасности».

Нашатырь – неотъемлемая часть хоккея. Раньше давали игрокам после сотрясений, Ковальчук нюхал его в финале, а Овечкин бодрил им партнеров

Чаще всего схема возвращения в игру была примерно такой: получил локтем в челюсть, приехал на скамейку, тебе дали понюхать нашатырь, а тренер спросил, сколько пальцев ты видишь. На этом все, можно возвращаться на лед. Эрик Линдрос, одна из главных канадских звезд 90-х, получил за карьеру 8 сотрясений и почти всегда возвращался раньше, чем следовало. Например, после этого хита от Дарюса Каспарайтиса канадец восстанавливался всего две недели. И это только заметный удар: мелких столкновений, после которых дело ограничивалось нашатырем, было куда больше.

В современной лиге просто невозможно представить, чтобы после эпизода с ударом в голову игроку дали нашатырь – сейчас пострадавших почти всегда уводят в раздевалку, где они проходят concussion protocol. Это комплекс тестов для игроков с подозрением на сотрясение. Врач команды уточняет симптомы, задает несложные вопросы – просит назвать месяцы в обратном порядке или вспомнить, против какой команды хоккеист играл неделю назад. Последний этап – упражнения на сохранение равновесия, после чего врач принимает решение, может ли игрок вернуться на лед.

Но нашатырь остается своеобразной традицией – многие игроки начали нюхать его еще в детских командах, так что пара вдохов аммиака для них – предматчевый ритуал.

Так Илья Ковальчук во время финала Кубка Стэнли бодрил себя и партнеров пакетиком с солями аммония. Судя по реакции Ильи, бодрящий пакетик его совсем не впечатлил, а вот партнера – вполне.

Похожая история была у Александра Овечкина и Евгения Кузнецова – если на Овечкина нашатырь не оказал заметного эффекта, то Кузнецов начал дергаться на скамейке в прямом эфире.

Чуть раньше от Овечкина и соли пострадал Якуб Врана – три года назад молодой чех тоже гримасничал на лавке. Журналисты спрашивали у Овечкина, помогает ли ему нашатырь, но что тот ответил максимально честно: «Я не знаю. Просто помогает не уснуть во время игры».

Нашатырь безопасен, если не вдыхать полную банку. Он нужен для дезинфекции и при отравлениях

В России используют ватку, смоченную нашатырным спиртом, а в НХЛ – капсулы с солями аммония. Достаточно раздавить капсулу в упаковке – и аммиак начинает издавать свой резкий запах. За игру врач команды может раздать 8-9 капсул, но в целом игроки реже используют нашатырь, чем 20 лет назад.

Возможно, в ближайшие пару лет нашатырь уйдет с лавок команд, но это не будет связано с опасностью его использования – отравиться аммиаком игрок сможет только в том случае, если решит вдохнуть прямо из большой банки с нашатырем.

Чистый аммиак не самое токсичное вещество, но в больших концентрациях превращается в опасный для человека яд. В газообразном состоянии он может поражать глаза и дыхательные пути, а при попадании на кожу вызывает ожоги. Нашатырь – это водный раствор аммиака, в котором содержание токсичного газа обычно не превышает 10%. В таком виде аммиак наиболее безопасен и применяется в медицинских целях.

Нашатырь – неотъемлемая часть хоккея. Раньше давали игрокам после сотрясений, Ковальчук нюхал его в финале, а Овечкин бодрил им партнеров

Аммиак может быть опасен, если в большой концентрации попадет на кожу, внутрь (смертельная доза 10-15 грамм) или в глаза. Поэтому для приведения пострадавших в чувство используются не емкости с нашатырем, а кусок ваты, смоченный раствором – это элементарная техника безопасности. Нашатырь применяют и при отравлениях, чтобы спровоцировать рвоту – врач назначает раствор из нескольких капель нашатыря, разведенных в большом количестве воды. Еще нашатырный спирт обладает отличным дезинфицирующим свойством, так что ему нашли место и в хирургической практике. В общем, даже опасные вещества могут быть полезны – важна лишь их концентрация.

Защитник «Флориды» потерял 9 зубов, но вернулся на лед. Он не пропустил ни одной игры за 10 лет

Тот самый зуб Овечкина. Как он его потерял

Больше о спортивной медицине – в разделе «Здоровье»

Фото: globallookpress.com/Douglas R. Clifford/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Francois Laplante/FreestylePhoto

Источник: www.sports.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector