Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

Дорский расспросил бывшего тренера самого суетливого клуба РПЛ.

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

«Химки» – главный русский футбольный сериал 2020-го. Заняв второе место в усеченном сезоне ФНЛ, подмосковный клуб 15 раз менял решение о выходе в РПЛ, а когда все-таки решился – расстался с главным тренером Сергеем Юраном. 

Юран заявил, что его уволили по указанию генерального директора «Спартака» Шамиля Газизова, а уже на следующий день «Химки» вместо него назначили главного тренера спартаковской академии Дмитрия Гунько.  

Гунько продержался лишь восемь туров: тренер не дождался вменяемой трансферной кампании (арендовали Брайана Идову и Александра Ломовицкого, плюс перед паузой на сборные подписали Исламбека Куата), а после поражения от «Краснодара» главный босс клуба (он же министр спорта области) сказал, что Гунько просто не вырос за месяц в «Химках».

Спустя два дня после ухода из «Химок» Гунько встретился с Александром Дорским и объяснил все, что произошло с ним за этот сумасшедший месяц.

***

– 2:7 против «Краснодара». О чем думали сразу после матча?

– Эмоций практически не было, они были растрачены во время игры. Да даже до нее, потому что вокруг все говорили, что после «Краснодара» у «Химок» поменяется главный тренер и спортивный директор.  

Конечно, мы с помощниками работали на максимум, но заранее запланировали ужин после игры, потому что улетали только на следующий день. После 2:7 ужин отменили, потому что было паршиво. 

– Игроки знали об ужине?

– Нет, об ужине знали только тренеры и члены административного штаба. Так мы хотели попрощаться с командой.

– То есть еще до «Краснодара» знали, что уйдете?

– Да, ужин должен был стать прощальным. Хотелось хорошей игры, победы, хотя, естественно, мы понимали, что будет очень тяжело.

– Прощаясь с «Химками» в инстаграме, вы написали, что тренер должен уходить после таких поражений. В чем смысл этой фразы, если решение было принято еще до игры?

– Все равно больно, есть уважение к профессии, к команде. 

Во вторник я приехал на базу «Химок», поблагодарил ребят за работу. Рассказал, что в Краснодаре планировали ужин, но, к сожалению, настроение не соответствовало питанию. Думаю, даже приготовленные раки ни в кого бы не лезли. 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

Изучил состав и статистику «Химок» в ночь перед назначением. Не обсуждал с Газизовым – только с людьми из академии «Спартака»

– 31 июля вам позвонил журналист Сергей Егоров и спросил о предложении «Химок». Вы ответили, что никакого предложения нет, а уже на следующий день стали главным тренером «Химок». Как это возможно?

– Днем 31 июля мне звонили журналисты, но я не разговаривал с руководством «Химок». Я чуть напрягся, начал что-то выстраивать в голове. Уже вечером позвонил Александр Зайцев (до 31 июля – генеральный директор «Арена Химки», теперь – еще и гендиректор клуба – Sports.ru), а утром 1 августа я приехал на базу «Химок» и встретился с Романом Терюшковым (министр спорта Московской области – Sports.ru).  

Посидели около часа, после чего меня представили команде. Было забавно: я попросил тренировочную форму, а ее не оказалось. В результате первое занятие провел в форме администратора. 

Я смотрел полуфинал и финал Кубка России, в ночь с 31 июля на 1 августа внимательно изучил состав «Химок», поднял статистику. То есть я понимал, в какой футбол играют «Химки», но, конечно, не знал досконально возможности игроков. 

– Три недели назад в эфире «Футбола России» вы рассказывали, что после назначения в «Химки» получили несколько сообщений «Держись» и не понимали, что имелось в виду. Теперь понимаете? 

– Конечно, я понимал это и три недели назад. «Держись» – значит, все будет не очень хорошо, все будет не так, как ты планируешь. 

Я получил то, чего хотел. Это был взрыв мозга, адреналин, давление, в котором нужно было проявлять себя. «Химки» – очень интересный период. 

– С кем советовались?

– Времени с кем-то советоваться особо не было, но, конечно, говорил с женой. Фактически я поставил ее перед фактом: «Лена, наверное, я возглавлю «Химки». Она сказала: «Ну давай». 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Кому звонили из «Спартака»? Газизову? Федуну?

– Нет, я говорил с президентом академии Сергеем Родионовым, директором Дмитрием Сидоровым. Я же работал в академии. 

– Но академия – часть структуры «Спартака».

– Возможно, на высшем уровне было согласование.

Почему работа в «Химках» – это не подстава, хотя в 2015-м отказался от них, потому что слишком часто меняли тренеров

– Вы говорили, что впервые вас звали в «Химки» в 2015-м, но тогда вы были не готовы уйти из системы «Спартака». Что изменилось сейчас?

– В 2015-м меня остановило, что за год «Химки» поменяли четырех тренеров. 

– За 2020-й вы третий тренер «Химок». Существенная разница.

– Сейчас «Химки» – это РПЛ. «Барселона» меня не позовет, это очевидно. 

– Но вы изучали статистику и состав в ночь перед назначением. Разве это здоровый выбор клуба?

– Идеальный клуб мне никто не предложит, мне нужно было сдвинуться с места. «Химки» – почему нет? Если повторить все заново, я все равно пошел бы в «Химки».

Я получил что хотел, но не то, чего ожидал. 

– Чего вы хотели?

– Команду, РПЛ, реализацию идей. Это я получил, но ожидал другого результата. 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– В августе я часто слышал, что Гунько – отличный тренер для молодежи, классный методист. Вам не казалось, что «Химки» как клуб РПЛ – это просто красивая обертка, а на самом деле их предложение – подстава и почти гарантированные репутационные потери?  

– Нет, не считаю, что это подстава. Работа в «Химках» – возможность для меня и игроков. Ребята пробились в РПЛ по спортивному принципу, теперь у них появилась задача проявить себя на новом уровне. У меня была такая же задача. 

– Вы сами сказали, что досконально не знали игроков «Химок» – логично, потому что с ними не работали. При этом вы пришли в «Химки» за неделю до старта сезона. Разве это не должно было смущать? 

– Незнание футболистов не влечет плохой результат. 

– Согласен, но кажется, что так его вероятность повышается.

– «Химки» – достаточно крепкая команда. Полуфинал Кубка России с «Уралом» и финал с «Зенитом» показали, что «Химки» могут терпеть, противодействовать.

– Это всего две игры, тем более с повышенным уровнем мотивации из-за возможного попадания в Лигу Европы. 

– Да, но трансферное окно открыто до сих пор. Все понимали, что нужно обозначить проблемные позиции и доукомплектовывать их.

– Как раз еще одной причиной вероятного имиджевого удара казалось отсутствие усиления. У «Химок» было несколько месяцев для покупок под РПЛ, но клуб не знал, будет ли в ней играть.

– Возвращаемся назад – «Барселона» занята, там Куман. 

– На тот момент его там не было.

– Ну да, и «Барселона» думала: Гунько или Куман. 

Так что «Химки» – это не подстава, а вызов. Тяжелый и жесткий – это да. Ну а как? 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Третий смущающий момент – имидж «Химок». Клуб всем надоел за весну, пятнадцать раз поменяв решение о выходе в РПЛ. Плюс высказывания Юрана. 

– Я говорил, что меня смутило в 2015-м. Сейчас такого не было, потому что это РПЛ.  

– Мы впервые с вами встречаемся, я внимательно не следил за вами в молодежных командах «Спартака», но даже меня напрягает фраза министра Терюшкова «Думали, что Гунько будет расти», сказанная после восьми туров.

– Мне тоже неприятны некоторые вещи.  

Я находился в академии «Спартака» – хорошее место, все комфортно, все знакомо. Я понимал, что нужно что-то новое – это я получил в «Химках». Тренерский движ, движ мысли – только наш штаб знает, какую работу мы проделали с пацанами «Химок», какие идеи предлагали. Теперь у меня есть уверенность, что идеи работают – даже самые утопичные (о них чуть ниже – Sports.ru). 

Это самое важное, что я получил, за этим и шел в «Химки». Конечно, не предполагал, что все закончится так быстро, думал, что будет усиление, побольше очков, а дальше уже реализация глобальных планов.

– За шесть лет, прошедших с работы исполняющим обязанности главного тренера «Спартака», у вас были предложения о самостоятельной работе в ФНЛ, ПФЛ? 

– Был вариант с «Балтикой», они говорили, что хотят молодого амбициозного тренера, желающего реализовать свои идеи. Взяли Валерия Кузьмича Непомнящего. Не знаю, может, было еще несколько кандидатов, но со мной разговаривали. 

Ездил в «Сокол», были переговоры с «Томью». То есть это не то, что я никому был не нужен шесть лет, но каждый раз что-то не складывалось. 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Хочется понять, почему от «Сокола» вы отказались, а на «Химки» согласились.

– Потому что «Химки» – это РПЛ.

Не хотел ничего ломать, но еще перед сезоном «Химки» лишились трех защитников – пришлось постоянно менять схему

– Главные идеи, сработавшие в «Химках»? 

– Глобально ни одной идеи привить не удалось.

– Несколько минут назад вы сказали, что теперь у вас есть уверенность, что работают даже самые утопичные идеи. 

– Удалось гибко подходить к играм с обоймой в десять человек. Это даже не паззл, а трансформер, который ты переставляешь в зависимости от того, с кем играешь. Смотришь, как работает, может, меняешь что-то в перерыве. Это работало – мы влияли на игры.

Понятно, когда за 21 день играешь семь матчей, у тебя нет тренировочной работы. Ты можешь ходить по полю пешком, но больше всего на организацию игры все равно влияют игровые упражнения с максимальным сопротивлением. Можно сколько угодно смотреть на точки, в которых нужно располагаться, но максимальное сопротивление дает нужный эффект.

– Этот график тоже был известен 31 июля – еще один фактор в пользу отказа «Химкам». 

– Согласен, но в третий раз повторю: другого предложения не было. 

– Что такое утопическая идея? 

– Одна из задач, которую поставил перед собой после прихода в «Химки» – не ломать то, что было. Эта идея ушла еще до начала сезона: левый латераль Смирнов ушел в «Ростов», защитники Гапон и Филин травмировались. 

В центре обороны у нас остались Данилкин и Тихий, плюс арендовали Идову.

– Окей, вы говорите про «не ломать», но при этом в первом туре против ЦСКА играли в пять защитников, а уже во втором против «Сочи» – в четыре.  

– Как раз потому, что не было ресурса. Против ЦСКА левым латералем играл Кухарчук – Илья и так атакующий игрок, а тут попал под Марио Фернандеса. Еще в первом тайме поменяли флангами Кухарчука и Боженова, после перерыва перешли на четырех защитников – вроде стало легче. 

С «Сочи» начали в четыре, потому что всего было четыре защитника. Кухарчук был готов к игре, но он не защитник. На тот момент игра «Химок» в пять защитников не делала оборону надежнее, у меня не было ощущения, что все игроки на своих местах.

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Если бы в «Химках» остался Александр Смирнов, ушедший в «Ростов», на старте сезона вы бы точно всегда играли в пять? 

– Да. Были бы Смирнов, Филин, Гапон – сто процентов играли бы в пять. 

Нам казалось, что «Сочи» нас недооценит, потому что там собраны статусные поигравшие игроки, а мы только вышли в РПЛ. Неожиданная смена схемы «Химками» могла добавить «Сочи» проблем – в целом мы создавали моменты, достаточно высоко отбирали.  

Так что перестройка – не моя инициатива, а обстоятельства, из которых «Химки» пытались эффективно выходить.  

– Как игроки реагировали на постоянные изменения схемы? 

– Никаких проблем, ребята все понимали, хотя я не объяснял глобальные решения. Детали по позициям игроков перед игрой – да, но это все. 

Единственный момент за восемь туров – перед матчем с «Уралом» сомневался, поставить Ломовицкого слева в оборону или на правый фланг полузащиты. «Урал» опасен на флангах, но решил отправить Ломовицкого направо. Даже поговорил с Идову, который тогда вышел слева в обороне: «Брайан, по твоему флангу будет подключаться Кулаков. Если я почувствую, что ты не справляешься, или ты сам это ощутишь, мы добавим к тебе Ломовицкого».  

«Урал» создал один момент через Кулакова, но потом игра выровнялась, а все решили стандарты (1:3). Во втором тайме у нас вообще было большое преимущество – так что не могу сказать, что позиция Ломовицкого была ошибочной. 

Персональная игра против Лесового – что это было? Почему Ломовицкого заставляли закрывать весь фланг, а не использовали ближе к атаке

– Выбор позиции игрока прямо перед игрой – утопическая идея?

– Нет, я говорил о другом.

После матча с «Ахматом» мы потеряли еще двух защитников – Боженова и Идову. В результате против «Арсенала» левым центральным защитником вышел полузащитник Трошечкин, а против Даниила Лесового вообще применили персональную опеку – по нему играл Михаил Тихонов (при атаке Тихонов был правым центральным полузащитником – Sports.ru).

Это решение сработало (1:1), а при обычном противодействии мы, скорее всего, получили бы несколько мячей.

– Но при этом у Лесового все равно был удар в штангу – Тихонов выключился из эпизода и проспал скидку на линию штрафной.

– Все равно это решение сработало на сто процентов. У Лесового не было столько пространства и свободы, как обычно. 

Мы думали, на какой минуте Подпалый переведет Лесового на другой фланг. Первый тайм – никаких изменений, плюс нам стало легче из-за травмы Луценко. Подумал, что какие-то перемены произойдут в перерыве, поэтому не делал замену – например, если бы Лесового поменяли, изменил бы функции Тихонова. Лесовой продолжил играть в той же зоне и во втором тайме, поэтому Тихонов доиграл почти до конца.

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Почему решили, что именно Тихонов может сыграть персонально против Лесового? Раньше применяли такую опеку в молодежке и «Спартаке-2»?

– Нет, никогда. 

В тренировках я увидел, что Тихонов очень трудолюбив – пыхтит-пыхтит, но не даст принять мяч, развернуться. Я вызвал Мишу, объяснил идею, он стал спрашивать: «А если Лесовой уйдет на другой фланг? А если сядет в эту зону? А как при угловом?» Я рассказал, что Тихонов должен постоянно находиться рядом с Лесовым. 

Это положительный опыт – понимаешь, что какие-то невероятные идеи могут работать. Иногда же выпускают вратаря специально под пенальти – так и тут.  

– Как команда отреагировала на персональную опеку от одного игрока?

– Матч с «Арсеналом» вспоминают, потому что при серьезных потерях мы взяли очко на выезде. Красивый гол забил Камран Алиев – а он вообще мог не сыграть в том матче. 

Алиев не реализовал явный момент во втором туре против «Сочи» и после этого сник. Перед Тулой ко мне подходят врачи: «Алиев не поедет, он восстанавливается». Я не понял, от чего он восстанавливается, хотя Камран действительно выполнял большой объем работы.

Я его вызвал на индивидуальную беседу: «Ты собираешься на Тулу, едешь и играешь в старте». Он поехал и получил статуэтку лучшего игрока матча.  

– Вы говорите о реакции после игры. Что было до, когда игроки узнали о роли Тихонова?

– Я рассказал о ней даже не на теории, а на установке в день матча. Обо всем знал только Трошечкин – с ним мы пересеклись в лобби отеля накануне матча. Я спросил: «Саш, у нас не будет двух защитников. Что думаешь?» Удивительно, но Трошечкин почти слово в слово разложил то, что было у меня в голове – три центральных защитника, он на месте левого центрального. После этого я добавил: «Саш, еще есть идея с персональной опекой Лесового». Он улыбнулся: «Ну, можно попробовать».

Так что почти вся команда узнала о том, как будем играть, уже в день матча. Так же было перед игрой с «Ахматом». 

Было понятно, что «Ахмат» будет прессинговать в нашей трети поля, нам нужен был дополнительный игрок для выхода из обороны. Поэтому поговорил с Ломовицким и объяснил, почему он нужен на позиции левого латераля. Больше о его роли никто не знал. Даже на разминке он выходил в полузащите, а при стартовом свистке начинал справа – и только потом ушел на место левого латераля.  

– Зачем вы заставляли Ломовицкого закрывать весь фланг?

– Для меня Ломовицкий – атакующий игрок, левый или правый фланг – это уже зависит от задач на конкретную игру. 

В «Химках» Ломовицкий закрывал весь край, потому что мы не подписали тех, на кого рассчитывали на этой позиции, а Филин неожиданно выбыл на длительный срок. 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов 

– Я слышал, что Смирнов мог вернуться в «Химки» в аренду, уже даже тренировался с командой, но переход не состоялся. Это правда?

– Я хотел его вернуть. Возможно, Смирнов даже прилетел в Москву, но на тренировке «Химок» так и не появился. Это был один из моментов, свидетельствующих о смене вектора.

– Вы приводите пример двух сработавших решений, но говорите, что глобально идеи привить не удалось. Как это соотносится?

– Не знаю, откуда у меня в голове фраза «Можно лошадь привести к водопою, но пьет она сама». Очки, которые мы недобрали – реализация моментов, потому что по доставке мяча в штрафную «Химки» на десятом месте, это хороший показатель. 

На глобальную идею о стиле команды у нас не было времени. Хотелось играть в быструю атаку после глубокой обороны, а также попробовать отбор в верхней трети поля. Для такого отбора нужно понимать, как твои защитники играют на большом пространстве, что они делают при игре один в один.  

Это далеко идущие планы, до них мы не дошли. Мы дошли до применения мелких вещей, которыми можно было пытаться управлять игрой. Это не система, не философия, не стиль.  

– Можно ли сказать, что в финальной трети рассчитывали только на индивидуальное мастерство игроков?

– Мы не дошли до того, чтобы что-то наиграть. Если говорить глобально – конечно, все зависит от качеств игроков.  

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Вы сказали, что «Химки» занимают десятое место по доставке мяча в штрафную. При этом визуально мяч гораздо чаще доставляется до углов штрафной, а не в ее центр.

– Согласен. Конечно, хотелось доставлять мяч в центр, в ударные зоны, но глобально что-то наработать не было времени. 

Все знают, в какие зоны давит «Краснодар», но в России мало кто может им противодействовать. К тому же там очень сильные игроки. Я сидел на лавке и поймал себя на мысли: как же здорово Кабелла работает с мячом, находит зоны, получает мячи, постоянно меняет ритм. Вроде все известно, но ничего с этим не сделать, если не разрушать выше своей штрафной. 

Хардкор: ужасная игра «Химок» на угловых в матче с «Уралом»

– Когда я смотрел ваш матч с «Уралом», поражался, как можно допускать такие ошибки при угловых соперника. У вас не было мыслей перейти на зонную оборону? 

– Нет, потому что в ФНЛ «Химки» играли в персоналку, что-то ломать в такие короткие сроки было большим риском.

Конечно, мы знали о всех угловых «Урала», кто в какие точки добирается, с помощью чего. Все решают мелкие детали – лишний шаг игрока вправо или влево.

– Хорошо, гол Бикфалви – шаг Тихого в сторону для ухода от блока Куата, и он играет по Бикфалви до конца. Как объяснить ошибку Данилкина при голе Страннберга? Он играл по нему, а в момент подачи переключился на Рыкова.

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Сложно понять.  

У нас всего было четыре защитника, приходилось вселять веру в игрока, чтобы на ней, на мотивации, игроки проявляли свой максимум. 

– Вселять веру при обычной игре – все понятно, но тут же стандарты и ошибки уровня детско-юношеской школы.

– Игроки сами все понимали, это же не решение сложного эпизода, глобального тактического задания на матч. При этом и сами стандарты «Урала» не были сложными, мы о них знали.

– Что вы сказали Данилкину в перерыве или после матча?

– В перерыве спросил: «Тебе ставили блок?» Со скамейки до конца не было понятно – Данилкин ответил, что блока не было. Естественно, после этого я пошумел, потому что это простой стандарт. 

Уверен, за счет этих ошибок ребята станут сильнее.

– При такой некачественной обороне вы отправляли двух игроков на подбор, еще двух – на срыв короткого розыгрыша. Перевод хотя бы одного из этих игроков в штрафную не сделал бы оборону эффективнее?

– Нет, такие проблемы не решатся количеством футболистов, а решатся только индивидуальными качествами. Если мы убрали бы одного игрока с розыгрыша и поставили бы в зону, куда идет подача, не факт, что он сыграл бы по мячу. Бикфалви разбегался, набегал – тут у него преимущество. 

А так мы контролировали розыгрыш – когда он идет, всегда происходит сбой игроков, действующих персонально в штрафной. Например, «Краснодар» всегда разыгрывает коротко, передергивает – и забивает не напрямую с углового, а с отскоков, добиваний, рикошетов, повторных доставок мяча. 

Отказался брать Васина в «Химки». Почему ограничение количества арендованных из одной команды – ерунда

– Из-за информации вокруг «Спартака» и «Химок» перед сезоном приняли новое правило по арендам – лишь два игрока из одной команды за сезон. Как вы отреагировали на это решение? 

– Конечно, вокруг все шумели, было давление, но я пришел в «Химки» заниматься футболом. Мне кажется, такими правилами мы ограничиваем игроков в их работе. К тому же при желании есть много схем обхода этого правила. Можно кого-то купить, договориться о переводе денег через пять лет, а через два года вернуть футболиста обратно. И что? Формально же тут ничего не нарушено.  

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

Если бы не приняли решение об ограничении количества арендованных из одной команды, не знаю, было бы в «Химках» больше игроков из «Спартака». Сейчас есть только один – Ломовицкий.  

– В чем выражалось давление? 

– Мне кажется, возможная связь «Спартака» и «Химок» была самой популярной темой в медиа в начале августа.

– И все? Некоторые тренеры и игроки говорят, что просто не читают медиа.

– Не все читают, но знают, что пишут.

Я не читал, но знал, что может быть написано. Давление может повлиять на решения. У меня – не повлияло.

– Мне кажется, тут давление могло повлиять только на одно решение – идти в «Химки» или нет.

– Да. Но не все из того, что пишут в российских спортивных медиа, – правда.

– Вы же сами говорите, что понимали, что может быть написано. Вы – из системы «Спартака», спортивным директором «Химок» стал Сергей Егоров, друг агента Олега Еремина, который тесно связан с Шамилем Газизовым. Эти разговоры напрягали?

– Напрягало, что постоянно спрашивали об одном и том же – в звонках, на флэшах. Я и отвечал одно и то же – мне кажется, это не интересно ни мне, ни журналистам, ни болельщикам.  

Конечно, я знаю футболистов из системы «Спартака», мне их проще пригласить. Если бы я работал в РПЛ столько же, сколько Юрий Семин, база была бы гораздо больше, это были бы игроки из разных команд. Это говорит не о клановости, а о том, что футболисты знают систему игры конкретного тренера, его требования, поэтому им проще адаптироваться и давать результат.  

– Писали, что «Химки» рассматривали Мелкадзе и Глушенкова. 

– Да, а кто-то написал, что Гунько не хочет Мелкадзе. Кто откажется от Мелкадзе? Помимо моего желания, есть желание игрока, агента, «Спартака». Можно написать, что Гунько не хочет Марио Фернандеса – я же знаю, что его нереально взять в «Химки».

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– То есть Мелкадзе было нереально подписать в «Химки»?

– Я не знаю, но мы его хотели. Конечно, хотели и Глушенкова. Если бы в «Химках» были эти игроки, наверное, стиль игры был бы другим.

– Еще медиа говорили об интересе «Химок» к Глушакову, Бийолу, Шкурину. Кто действительно мог перейти? 

– Все эти игроки были в списках – думаю, кто-то еще может перейти в «Химки», потому что трансферное окно открыто. 

– Правда, что вы заблокировали переход Васина?

– Да, я сказал «нет». 

Как только меня назначили в «Химки», телефон обрушился – естественно, звонили агенты. Это нормально – кого-то я знал раньше, с кем-то познакомился. Поэтому ты можешь назвать любого игрока, которого в медиа связывали с «Химками» – абсолютно все были в списках.  

– Почему тогда вы отказали Васину?

– Потому что мы вели переговоры о переходах двух других центральных защитников, которые, на мой взгляд, сильнее Васина. Они остались в своих командах, поэтому не хочу говорить их фамилии.  

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Окей, но время идет. Ваши кандидаты не переходят, вы говорите, что в обороне не хватало ротации. Почему тогда не взять Васина?

– Заявка же ограничена – нельзя заявить всех. Можно взять Васина – а вдруг приедет тот, кто шел у нас под первым и вторым номерами? Конечно, время шло, но казалось, что те, кого мы хотели, уже совсем близко. 

Главная проблема молодых игроков – завышенная самооценка. В юношеских командах «Спартака» нет запроса на стиль

– Вы очень долго работали с молодыми игроками. Главная проблема при переходе во взрослый футбол?

– Завышенная самооценка. Я бы не сказал, что это касается только выпускников «Спартака» – в «Химках» я тоже столкнулся с этим. 

На это влияет правильный паспорт и представители футболистов. Когда игрок анализирует неудачи, сначала у него виноват тренер, потом поле, затем партнер. Только потом, может быть, дойдет речь до самого себя. Если изначально спрашивать с себя, наверное, положительные изменения произойдут быстрее. 

В «Химки» я мог рассмотреть нескольких игроков из «Спартака-2», но понимал, что их уровень не дотягивает до РПЛ. Также я понимал: если бы один из этих игроков полностью посвятил себя футболу и анализу своих ошибок, он был бы готов к РПЛ. И этот игрок был бы в «Химках».

– Это Игнатов?

– Нет. 

– Как бороться с завышенной самооценкой?

– Только рычагами.

– Бывают разные рычаги. Можно подойти к игроку и сказать: «Ты ######». А можно объяснить, что он делает не так, и посадить на два-три матча

– Нужно понимать, как игрок будет реагировать на критику. Не думаю, что кто-то будет огрызаться – во всяком случае, в моей карьере такого не было. 

Держишь на поводке, потом выпускаешь – и игрок может доказать и себе, и тебе, что он в порядке, а я неправ. 

– Не очень понятно, что такое «держишь на поводке».

– Где-то поддушивать словами, ущемлять в игровом времени. Но это работает не со всеми – некоторые сдуваются, когда им говоришь, что есть проблема. В это же время приходят агенты: «Вот, тебя здесь душат. Давай перейдем, там будет полегче, будет нормальный тренер». 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– Сколько времени у вас уходило на разговоры с игроками, родителями, агентами? Насколько это отвлекает от того, что происходит на поле?

– Прежде всего это мешает игроку, поэтому тренеру нужно быть очень аккуратным при разговоре с футболистом и его родителями. Меня это не отвлекало, потому что считал такие ситуации частью работы детско-юношеского тренера. 

К сожалению, сейчас игроки больше доверяют агентам, чем родителям. Да и родители часто делегируют все права на карьеру сына агентам.

– Нет разочарования от того, что в юношеском футболе очень многое построено на желаниях агентов?

– Конечно, есть. Я вообще не понимаю уход одного игрока из академии «Спартака» – сказал ему и его отцу, что буду внимательно следить за тем, что будет происходить с этим парнем дальше. Если что-то пойдет не так, я буду знать почему. Но надеюсь, что все будет хорошо. 

– Насколько оправданно наличие в структуре «Спартака» второй команды? 

– Задача «Спартака-2» – подготовка игроков. Мелкадзе, Бакаевы, Гулиев, Ломовицкий, Рассказов, Максименко, Обухов, Пуцко, Тимофеев, Пантелеев, Сокол – наверное, это не так мало. Да, не все дорастают до основы «Спартака», но это все равно футболисты РПЛ. 

Думаю, это и ответ. 

– У Федуна и других руководителей «Спартака» есть запрос на игру «Спартака-2», молодежки, юношеских команд в определенном стиле?

– Все команды «Спартака» – за исключением главной, потому что это отдельная тема, – играют в доминирующий футбол.  

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– На уровне РПЛ «Зенит» и «Краснодар» играют в доминирующий футбол, но это же про разное. 

– Согласен. Стилистического запроса в «Спартаке» нет, все зависит от идей тренера и уровня игроков.

«Аякс» берет трех-четырех мальчишек на позицию, не меняет систему, всегда играет в одно и то же. В России ограничен ресурс – берем игроков, расставляем их по позициям, в которых им удобнее всего. Если у тебя в команде есть два хороших опорника, будешь играть в два опорника. Если появились два хороших нападающих, ставишь в старт их. 

– Стилистический запрос вообще нужен?

– Он может быть в более развитых футбольных странах. У нас на отбор в академию приходят сто пацанов – как только они начинают бежать, ты понимаешь, что тут нет ни одного футболиста. Просто по движению, по координации. 

Считает, что вырос за восемь матчей в РПЛ, потому что это новый опыт. Пока не знает, что будет дальше

– В начале интервью вы говорили, что советовались с женой перед назначением в «Химки». Как она реагировала на происходящее в этот месяц? Может, что-то говорил сын?

– Семья всегда поддерживала. Понятно, я могу что-то не читать, но жена и старший сын читают все – конечно, так давление оказывалось и на них. 

Жена говорила: «Ты только не сдавайся». Я и не думал, собирался идти до конца, потому что была мотивация проявить себя на новом уровне.  

– Хорошо, но теперь Дмитрия Гунько ассоциируют с пресс-конференцией Бубнова в 2014-м и восемью турами в «Химках».

– Мне кажется, любой опыт – плюс. У Моуринью как-то спросили: «Вы ошибаетесь?» Он ответил: «Каждый день много раз, но мои ошибки не повторяются». Это очень важный момент. 

В «Спартаке» я думал, что главная проблема – на поле. Это было наивно, все проблемы были в раздевалке. В «Химках» в коллективе все было в порядке. Конечно, были ошибки, но еще предстоит понять, какие повлияли на ход событий. 

Сейчас я понял: чем ниже уровень игроков, тем конкретнее нужно ставить задачу. Это тоже урок на будущее.  

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– И все-таки: если следовать логике министра спорта Терюшкова, как можно расти, сыграв семь туров за 21 день, фактически без тренировок? 

– Я точно вырос. 

Если тренер десять лет работает с командой 17-летних, какой у него опыт?

– Только с одной возрастной категорией. 

– Да, опыт – один год. Десять лет – это стаж. 

То, что случилось в «Химках», гораздо ценнее нескольких лет работы в академии. 

– Что будете делать дальше? 

– Конечно, нужна перезагрузка. Сейчас распечатал отчеты по «Химкам» – нужно проанализировать, как я мог повлиять на цифры. Понятно, я как-то пытался влиять на конкретные матчи, но теперь нужно посмотреть глобальнее. 

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

– После работы в РПЛ есть внутреннее ощущение, что все, больше никакой академии «Спартака»?

– Я пока об этом не думаю. Во вторник смотрел «Краснодар» – ПАОК, анализировал, преломлял все на «Химки». 

– То есть у вас сейчас нет категорического отказа от работы в детско-юношеском футболе?

– Ты начинаешь меня обратно притягивать в детский футбол.  

Я пытался сдвинуться, поэтому пошел в «Химки».  

телеграм-канал/твиттер Дорского

Босс «Химок» уверен, что Писареву нет 50 и что Бердыев и Семин работали только с топами. Простейший фактчек

📲 Подписывайтесь на наш телеграм о российском футболе – там еще больше мощных историй, а также видео голов РПЛ и не только

 

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Алексей Майшев; vk.com/fckhimki_official; fckhimki.com; fc-ural.ru; РПЛ/Андрей Шрамко, Константин Рыбин

Источник: www.sports.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector