Родченкова прячут в США по программе защиты свидетелей: он получил дом и 26 млн рублей за полгода (а вот жена и дочь остались в России)

Бывший глава Московской антидопинговой лаборатории, информатор WADA Григорий Родченков на днях напомнил о себе – выдал первое с осени-2019 интервью и анонсировал автобиографическую книгу (выходит 30 июля).

 Родченкова прячут в США по программе защиты свидетелей: он получил дом и 26 млн рублей за полгода (а вот жена и дочь остались в России)

На видео он появился в маскировке – она скрывает внешность, которую беглый профессор получил по программе защиты свидетелей в США.

Причем Родченков – не единственный информатор о российском допинге, который проходит по такой программе. Есть еще супруги Виталий и Юлия Степановы, во многом из-за показаний которых 5 лет назад забанили нашу легкую атлетику.

Как работает американская программа по защите свидетелей и что вообще она дает? Но прежде всего – кто из российских информаторов под нее попал?

Родченков бежал в США так спешно, что оставил в России жену и дочь. И до сих пор не перевез

Родченкова прячут в США по программе защиты свидетелей: он получил дом и 26 млн рублей за полгода (а вот жена и дочь остались в России)

И Родченков, и Степановы, уехав в США после допинг-скандалов, попали под программу защиты свидетелей, но истории у них все-таки разные.

Родченков вылетел в США в январе 2016-го. В бегстве из страны ему помог режиссер Брайан Фогель, который позже снимет «Икар» – оскароносную документалку о допинге в нашем спорте. Кто знает, возможно, Григорий уехал вовремя – в феврале с интервалом в несколько дней от сердечных приступов скончались руководители РУСАДА Вячеслав Синев и Никита Камаев.

Позже Родченков рассказывал, что так опасался за жизнь, что вынужденно оставил в России жену и дочь. Он до сих пор надеется, что когда-нибудь сможет перевезти их в США, но пока не выходит: уже четыре года профессор живет отдельно от семьи. Место обитания Родченкова неизвестно, однако он признался, что после бегства из России живет в одной местности: несколько раз менял дома, но, судя по всему, пределов определенного штата не покидал.

Считается, что Григорию изменили внешность с помощью пластических операций, а он изменил жесты и манеру поведения – все ради того, чтобы его не нашли российские власти (а Родченков уверен, что его до сих пор ищут).

Все интервью он дает только в маскировке (грим, шляпа, балаклава, шарф, темные очки – вариантов несколько), а на публике появился лишь раз – на встрече с американским правительством, посвященной проблеме допинга в мире.

Видели нового Родченкова? Замотался шарфом, натянул шляпу, надел темные очки (видно только нос)

В СМИ Родченкова представляет его адвокат Джим Уолден, а на заседаниях Спортивного арбитражного суда (CAS) по делам российских спортсменов Григорий присутствовал лишь по видеосвязи, причем на экране видны были только его руки.

Степановы не прячутся, а экс-подчиненный Родченкова сыграли гей-свадьбу (Григорий был свидетелем)

Родченкова прячут в США по программе защиты свидетелей: он получил дом и 26 млн рублей за полгода (а вот жена и дочь остались в России)

Супруги Степановы сбежали из России раньше Родченкова – в 2014-м сначала в Германию, годом позже перебрались в США. Степановы до сих пор сотрудничают с американским правительством и тоже попадают под программу о защите свидетелей.

Степановы шесть раз переезжали из одного дома в другой, но в последние годы осели в одном из городков и больше место жительства не меняли. Они уверены, что в США им уже ничего не угрожает. Внешность Степановы не меняли, более того – сейчас они практически не скрываются, хотя и неизвестно, где именно живут. Виталий работает консультантом в МОК, Юлия получает олимпийскую стипендию.

Они свободно перемещаются по улице, дружат с соседями (причем те знают правду о судьбе семьи), а в январе 2020-го пустили домой журналистов The New York Times.

«Я видела комментарии: этих предателей нужно отравить». Юлия и Виталий Степановы сдали наш спорт и уже 5 лет живут в США

По программе защиты в США проходят еще и зам Родченкова Тимофей Соболевский и IT-специалист Московской антидопинговой лаборатории Олег Мигачев. Они скрылись в США раньше Григория – и, как считают в России, могли иметь удаленный доступ к базе данных лаборатории.

Соболевский и Мигачев не менее важные свидетели, чем бывший глава лаборатории, но от них не поступает публичных показаний, и вообще об их жизни мало что известно. Только то, что в США они сыграли свадьбу (Родченков был свидетелем), а сейчас Соболевский работает в Олимпийской аналитической научной лаборатории в Лос-Анджелесе.

Конечно, Родченков – куда более важная фигура в качестве информатора, чем Степановы, которые вряд ли смогут рассказать что-то новое о допинге.

Под защиту попадают в основном преступники. Им меняют внешность, дают дом и деньги

Родченкова прячут в США по программе защиты свидетелей: он получил дом и 26 млн рублей за полгода (а вот жена и дочь остались в России)

Программа по защите свидетелей (WITSEC) появилась в США в 1970 году; с тех пор туда попали более 19 тысяч свидетелей и их семей. Изначально программа предназначалась для защиты крупных членов мафии и организованной преступности вообще, которые хотели выйти из дела, но боялись за жизнь. К примеру, благодаря программе поймали известного гангстера Джона Готти.

Человек может попасть под действие программы в четырех случаях:

• он имеет важные сведения, связанные с организованной преступностью;

• он имеет важные сведения, связанные с оборотом наркотиков;

• является свидетелем по любому другому серьезному уголовному преступлению федерального масштаба;

• является свидетелем преступления, сходным по важности с тремя предыдущими пунктами.

Родченков и Степановы точно не попадают под первые пункты, но могут проходить по последнему (который теоретически можно привязать к любому преступлению). Главная цель программы – создание новой личности для свидетеля, чтобы его невозможно было найти.

Похоже, Россия защитила помощника Родченкова, когда меняла базу данных. Он тоже в схеме с подменой проб в Сочи?

Вот что для этого делается:

• Свидетелю и его семье, как правило, меняют имя и все документы, вплоть до свидетельства о рождении.

• Свидетеля спрашивают, где бы он хотел жить в США. В места, которые назвал свидетель, его никогда не повезут, так как есть вероятность, что о своих предпочтениях он рассказывал кому-нибудь из знакомых.

• До того момента, пока свидетелю не предоставят новый дом, его содержат в специальном федеральном центре WITSEC. До центра его везут на машине с полностью тонированными стеклами. Центр идеально защищен (говорят, даже рассчитан на взрывы бомб), свидетелям там предоставляют психологическую поддержку. Обычно свидетели здесь не задерживаются дольше, чем на 6 недель.

• 95% людей, проходящих по программе WITSEC, – преступники, которые либо решили завязать с криминалом, либо согласились на сотрудничество с властями после того, как их задержали.

• Около 17% людей из WITSEC в итоге возвращаются к преступлениям; да, даже после попытки начать новую жизнь.

• Часто свидетелям разрешают оставить старые имена. А чтобы быстрее привыкнуть к новой фамилии, свидетели проходят курсы, на которых, например, учатся расписываться в документах по-новому.

Интересно в этом смысле, что этой весной, когда CAS рассматривал дела наших биатлонистов, возникли сомнения в подлинности подписей Родченкова на семи документах с показаниями. Эксперты пришли к выводу, что их подделали.

Родченкова прячут в США по программе защиты свидетелей: он получил дом и 26 млн рублей за полгода (а вот жена и дочь остались в России)

МОК подделал подписи Родченкова, чтобы потопить Зайцеву? Похоже, это так, но есть и другие доказательства вины

• Свидетелям делают пластические операции. Причем часто – по выбору самих свидетелей. К примеру, киллер Джимми Фратианно в свое время попросил, чтобы его жене увеличили грудь и сделали подтяжку лица. И эту просьбу выполнили.

• Свидетелям поначалу помогает государство. В среднем плата составляет 60 тысяч долларов в месяц (по актуальному курсу – более 4,3 млн рублей); обычно она зависит от стоимости жизни в конкретном регионе и размера семьи. Но это – только на первые шесть месяцев. За это время свидетель должен найти работу и начать обеспечивать себя – с трудоустройством государство тоже помогает.

• В разных штатах есть отдельные программы по защите свидетелей, которые иногда серьезно отличаются от государственной. Обычно по государственной программе WITSEC проходят только самые ценные свидетели, остальные же получают защиту по законам штата.

• Официально ни один из свидетелей не погиб, находясь под действием программы. Но здесь не учитываются те случаи, когда свидетель сам нарушал правила и рекомендации WITSEC и в итоге платил за это жизнью.

• Из программы можно выйти в любой момент, хотя властями США это крайне не рекомендуется.

Возможно, разница в судьбе и образе жизни Родченкова и Степановых вызвана тем, что первый проходит по государственной программе защиты свидетелей, а вторые – по программе штата, в котором они теперь живут.

Родченков, очевидно, считается куда более важным свидетелем. Скорее всего, ему уже давно поменяли не только внешность, но и имя и все документы. Он может жить обычной жизнью в новом образе, а в роли Григория Родченкова появляться только для интервью. Именно поэтому он так скрывает лицо (и даже закрывает жалюзи на окне, чтобы не было видно улицу).

Вопрос только в том, как теперь узнать, на самом ли деле это настоящий Родченков?

Фото: Gettyimages.ru/Tristan Fewings / Stringer Netflix/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Isaiah Downing; en.wikipedia.org/United States Marshals Service

Источник: www.sports.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector