Селихов лечился два года. Почему так долго и что за неудачная операция, о которой говорил Кононов?

Пока у него 6 матчей с мая 2018.

Селихов быстро взлетел в РПЛ – в 21 год ворвался в основу «Амкара», через полтора года перешел в «Спартак» как игрок молодежной сборной и один из самых перспективных голкиперов лиги. Уже в начале следующего сезона закрепился в старте и вошел в расширенный список сборной на ЧМ-2018. Но карьерный рост прервали три тяжелых повреждения подряд: разрыв ахиллова сухожилия в мае 2018, перелом фаланги пальца кисти 6 апреля 2019 в матче с ЦСКА и практически сразу после возвращения к полноценным тренировкам – рецидив травмы ахилла в сентябре 2019.

И если с рукой все понятно – контакт, несчастный случай, то травмы ахилла вызывают вопросы. Почему он восстанавливается так долго (194 дня в первый раз, 246 в этот)? И вообще долго ли это для такой тяжелой травмы? Почему случился рецидив? Сможет ли Селихов полноценно вернуться в спорт на прежнем уровне? Есть ли риск новых серьезных травм? Давайте попробуем найти ответы.

Восстановление после второй травмы ахилла длилось дольше, так как это рецидив 

Селихов лечился два года. Почему так долго и что за неудачная операция, о которой говорил Кононов?

Подробно о восстановлении Селихова рассказали на зимних сборах врач команды Михаил Бутовский, физиотерапевт Дмитрий Миронов и сам голкипер. 

«Сейчас мы уже приступили к активации [постепенному возвращению к прежней активности – прим. Sports.ru], плюс беговой работе, прыжкам, то есть восстанавливаем функцию ахиллова сухожилия. Работа на песке сейчас – это прежде всего стабилизация, тренировка баланса, координации, это совершенно другая нагрузка, поэтому мы обязательно включаем и упражнения на песке», – пояснил Миронов.

«Повреждение ахиллова сухожилия одна из самых тяжелых травм в футболе, пожалуй, наряду с разрывом передней крестообразной связки. Восстановление занимает до шести месяцев, но, так как у Александра рецидив, то сроки восстановления могут увеличиться. Но я не могу сказать, что они как-то затянулись. Более того, на сегодняшний момент мы даже несколько опережаем график» – рассказал Бутовский. 

Действительно, Селихов официально вернулся в общую группу спустя 8 месяцев после рецидива, но к полноценной работе с мячом приступил еще в апреле, так что сложно сказать наверняка, сколько занял процесс восстановления (клуб на тот момент не тренировался из-за приостановки чемпионата). Средние сроки возвращения после рецидива составляют как раз 7-8 месяцев.

Сам Александр оптимистично настроен и спокойно относится к своему повреждению: «Сейчас главное не отчаиваться, поскорее вернуться в общую группу. Ну что поделать, это футбольная жизнь, сейчас я строго выполняю рекомендации нашего медицинского штаба, следуем программе, которую нам составили наши финские друзья, проводившие операцию. Будем работать, самое сложное уже позади».

Ахилл – самое крепкое сухожилие в организме, но бывает и оно не выдерживает нагрузки

Селихов лечился два года. Почему так долго и что за неудачная операция, о которой говорил Кононов?

Ахиллово сухожилие начинается в месте слияния головок икроножной и камбаловидной мышц, присоединяется к пяточному бугру. Это самое крепкое сухожилие в организме человека. При этом его разрыв – далеко не редкость. Почему так? 

80% разрывов ахиллова сухожилия связаны с занятием спортом. Основной механизм повреждения – резкое, зачастую превышающее естественное, тыльное сгибание стопы (подъем пальцев вверх). Такое бывает при прыжках, быстрой смене направления рывка, неудачном приземлении и тому подобное. Также разрыв сухожилия может произойти из-за сильного удара.

Выходит, при физиологически естественных движениях ахилл разорвать практически невозможно, однако в спорте уровень нагрузки таков, что даже этого запаса прочности может оказаться недостаточно.

В момент травмы спортсмен может услышать характерный щелчок и почувствовать резкую боль чуть выше пятки. Как правило, в 2-3 сантиметрах от пяточного бугра появляется покраснение и отек, на ощупь можно найти место разрыва – оно ощущается как небольшой провал по ходу сухожилия. Страдает и основная функция мышц задней поверхности голени – игрок не может разогнуть стопу или выполняет движение лишь частично, если разрыв неполный. На этих симптомах во многом основана первичная диагностика.

Селихов лечился два года. Почему так долго и что за неудачная операция, о которой говорил Кононов?

У Селихова как раз неполный разрыв. Это что-то меняет?

В случае профессионального спорта – принципиальной разницы нет, тем более если разрыв составляет более 80%. На текущий момент считается, что оперативное лечение эффективнее в ситуациях с полным и протяженным частичным разрывом (более 60%): позволяет быстрее вернуться в спорт, снизить риск осложнений и рецидивов. Поэтому большинство футболистов сразу отправляют на операцию. 

Но стоит отметить, что единого мнения нет, частичные разрывы можно лечить консервативно с неменьшей эффективностью. Но есть большой минус – процесс может затянуться, из-за чего в спорте чаще всего выбирают операцию.

Техник выполнения операции тоже довольно много – подходящая выбирается исходя из ситуации и личных предпочтений хирурга:

Почему восстановление длится так долго?

Разрыв чаще всего происходит на участке с плохим кровоснабжением – это главная причина затянутых сроков возвращения. Восстановление можно сравнить с масштабной стройкой, мы ведь говорим о самом мощном сухожилии в нашем теле. Принцип схож: чем больше путей доставки стройматериалов, тем выше темпы строительства. Вряд ли вам удастся быстро построить небоскреб в чистом поле, к которому ведет одна старая узкоколейка. 

Плюс на ахилл ложится огромная нагрузка – вес всего тела. Поэтому приступать к даже самым простым упражнениям без использования специального ботинка осторожно начинают лишь к 6-8 неделе после операции. Очевидно, за такое время иммобилизации мышцы быстро атрофируются. Так происходит потому что организм оптимизирует свои энергозатраты – мышцы требуют много питательных веществ, при этом уже долго не используются, а значит от «избыточной», по мнению организма, мышечной массы нужно избавляться. Кто хоть раз переживал серьезную травму знает, насколько быстро это происходит – даже за неделю в постели травмированная конечность буквально обвисает.

Поэтому большая часть времени уходит именно на восстановление мышечной силы, координации, правильной биомеханики ходьбы, бега, прыжков – спортсмен зачастую щадит травмированную конечность, перегружая здоровую.

Селихов лечился два года. Почему так долго и что за неудачная операция, о которой говорил Кононов?

И лишь где-то к четвертому-пятому месяцу с момента операции игрок возвращается к спортспецифическим тренировкам. В случае Александра – прыжки и работа с мячом.

Кононов говорил, что Селихову сделали неудачную операцию, которую потом «переделывали». Это правда?

Селихову действительно оперировали ахилл дважды, но тут ничего удивительного – первая операция была сделана после первой травмы, вторая – после рецидива. 

Примечательно, что во второй раз кипера отправили  в другую клинику, а клуб сменил руководителя медштаба буквально за месяц до рецидива у Александра. Напрашивается вывод – а не во врачебной ли ошибке кроется источник проблем Селихова? Тезис сомнителен. Объясню почему.

В римской клинике Villa Stuart, куда голкипер был отправлен на лечение в первый раз, специализируются именно на спортивных травмах, там оперировали Тарасова, Депая, Дзаньоло и Тотти. «Рома» активно сотрудничает с этой больницей и там лечит своих игроков, а если кликнуть по геотегу, можно увидеть множество звезд мирового спорта. Поэтому я сильно сомневаюсь, что выбор другой больницы был обусловлен некачественными услугами в прошлом. Если бы в медучреждении такого уровня допустили ошибку, разразился бы скандал, о котором мы наверняка услышали. 

 
 
 

View this post on Instagram

Операция прошла успешно, чувствую себя хорошо! Впереди сложный период реабилитации,приложу все усилия, чтобы вернуться сильнее💪🏻Спасибо каждому за тёплые слова и поддержку!!!Вперед Спартак🔴⚪️ p.s Кто думает, что я сдался и опустил руки,вспомните известную фразу Вадима Евсеева😉

A post shared by Selikhov Aleksandr (@selikhov57) on Sep 17, 2019 at 9:47am PDT

В ролике о восстановлении Бутовский упомянул – во второй раз ехали целенаправленно к одному специалисту – профессору Яри Сало. Кстати, вторая клиника (финская Mehiläinen Neo Sports Hospital) не менее статусна – она тоже специализируется на спортивных травмах, в особенности – на сложных сухожильных повреждениях: рецидивах, тендинопатии и так далее. Ее врачи консультируют «Барселону», а «Зенит» только в этом сезоне оперировал там сразу двух своих игроков: Малкома и Кругового. У обоих тоже проблемы с сухожилием, но другого характера. 

Могу предположить, что причины смены клиники для Селихова – личные предпочтения клуба и/или медштаба, отсутствие возможности прооперироваться у того же специалиста, что и в первый раз прямо сейчас, выбор врача более узкого профиля, да что угодно, но неудачную операцию я бы поставил на последнее место. 

Интересна и другая деталь: кроме одного интервью Кононова, неудачная операция не фигурировала больше нигде. Хотя очевидно, что такой инфоповод, тем более в «Спартаке», бы сильно срезонировал. На мой взгляд, Кононов неверно сформулировал мысль или был не так понят. Скорее всего, он имел в виду, что Селихов снова получил травму того же сухожилия и ему вновь понадобилась операция. Я попытался разобраться в вопросе подробнее и узнать мнение экс-врача красно-белых Михаила Вартапетова, но ответа не получил.

На мой взгляд, если бы действительно возникла такая ситуация, то Селихов бы точно не смог отыграть эти 6 матчей до травмы – во-первых, его бы просто не допустили даже до занятий в общей группе, во-вторых, рецидив случился бы гораздо раньше.

Тогда что могло стать причиной рецидива?

Селихов лечился два года. Почему так долго и что за неудачная операция, о которой говорил Кононов?

Повторные травмы чаще всего случается именно при возвращении к стандартным нагрузкам или в первых матчах, причем даже идеально сделанная операция – не гарантия отсутствия ранних рецидивов. Поэтому очень важно контролировать нагрузку после длительного отсутствия, так как перегрузка такого сухожилия – фактор риска его новых травм, причем необязательно разрыва. Но непосредственно после операции с ахиллом ничего не случилось – Селихов сыграл 6 матчей и получил травму кисти, которую при всем желании никак не связать с недавним разрывом ахиллова сухожилия.

Полноценное возвращение голкипера в основную группу пришлось на небольшую паузу после поражения от «Зенита», где Кононов жаловался на график и усталость после Лиги Европы. Вылет из еврокубков не оставлял тренеру права на ошибку. Возможно, из-за этого Кононов еще больше нагрузил команду при подготовке к игре с «Уралом», ведь до нее была двухнедельная пауза.

Конечно, состав был к этому готов в той или иной степени, а вот организм Селихова, который едва вернулся к общим нагрузкам – возможно, нет. И дал сбой в самой уязвимой точке.

Этот тезис косвенно подтверждает и Глеб Чернявский – главный специалист Sports.ru по «Спартаку»: «При Кононове в принципе физика была на достойном уровне, «Спартак» много пробегал, но этот бег не всегда был осмысленным, вот что было главной проблемой».

Важно уточнить: это только осторожное предположение, нельзя перекладывать всю вину на главного тренера. Травма – это всегда совокупность факторов: недавнее возвращение в общую группу, высокие требования к физической готовности и самое главное – несчастный случай в виде неудачного приземления или какого-то еще неосторожного движения. 

Значит Селихов теперь «стеклянный»?

Вряд ли. Даже несмотря на тяжесть травмы, восстановление после операции происходит в полном объеме. Вспомните Касорлу – испанец перенес 10 операций, лишился 8 сантиметров сухожилия и все еще играет в 35(!) лет на топ-уровне. Селихову 26, и он вратарь. Гильерме и Акинфеев возвращались после двух травм крестов, хотя еще в нулевые говорили, что даже одна такая тяжелая травма может закончить карьеру. 

Да, Александру нужно внимательнее относиться к нагрузкам, больше прислушиваться к организму, а врачам и тренеру – иметь в виду наличие в его медкарте двух тяжелых травм подряд. Но говорить о «хрустальности» Селихова преждевременно и просто наивно. Описанные выше травмы – это все повреждения, которые с ним случались за карьеру, Александр показывает хорошую динамику и оптимистично настроен, он ответственно подходит к тренировкам, уже вернулся в общую группу, и это сейчас самое главное. 

 
 
 

View this post on Instagram

Очень рад вернуться на поле и возобновить тренировки в общей группе😁 Хотелось бы поблагодарить нынешний медицинский штаб Спартака,а также своих друзей из Финляндии @cartilage_prof @jessetalikka @yanakyu Я вам очень благодарен,спасибо! Впереди ещё очень много работы,вперед Спартак 🔴⚪️

A post shared by Selikhov Aleksandr (@selikhov57) on May 25, 2020 at 9:27am PDT

Голкипер красно-белых имеет все шансы восстановиться без каких-либо серьезных последствий. Пожалуй, главной его проблемой будет выиграть конкуренцию у более молодого и менее травматичного Максименко. Как он это сделает – работой на тренировках в ожидании шанса, уйдет ли в аренду – уже не медицинский вопрос.

Слуцкий говорит, что коронавирус особенно опасен для футболистов. Это правда?

Мой канал в телеграме о спортивной медицине

Фото: twitter.com/fcsm_official; instagram.com/selikhov57; globallookpress.com/Dmitry Golubovich/Global Look Press

Источник: www.sports.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector