Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

«Макс не снимал шлем, чтобы никому не показывать слезы».

Макс Ферстаппен – уникальный пилот современной «Формулы-1», и с этим не поспорить. Он – самый молодой победитель Гран-при в истории (и обладатель рекорда молодости в момент первого появления на Гран-при), а еще – звезда «Ред Булл», которой не пришлось преодолевать все трудности молодежной программы концерна. Ему всего 23 года, но его успехи в «Формуле-1» уже впечатляют: 9 побед, 39 подиумов, 4 приза за лучший обгон года и бесспорное реноме главного соперника Хэмилтона в битве за титул.

Вопреки всеобщему мнению, на пути к вершине автоспорта Максу выпали настоящие испытания в жизни.

Прадед Макса жил рядом со свалкой, а его дед – настоящий тиран

Чтобы понять любого человека, надо заглянуть не просто в детство, но и в историю семьи. А у Ферстаппенов жизнь была нелегкой: никаких богачей или людей со связями в роду не обнаружено.

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

Прадед Макса Сьоф жил в селе Мария-Хоп в голландской провинции Лимбург. Вместо дома он использовал трейлер, стоящий рядом с его же свалкой: так он экономил деньги на жилье ради развития бизнеса. У Сьофа и его жены было трое детей, так что им приходилось умещаться в тесном пространстве.

Улучшить ситуацию сумел старший сын Франс – он выбрался в соседний городок Монфор, позднее у него родились мальчик Йос и девочка Герда. Внуки навещали бабушку и дедушку по праздникам или выходным, наслаждаясь свободой. Герда вспоминает: «На свалке мы могли забираться в машины, играть с мотоциклами. Иногда встречали бродячих кошек».

Но скоро «грязное безделие» перестало интересовать Йоса. После первого причастия, сразу после выхода из цервки восьмилетний мальчик увидел картинговый заезд. Ему повезло – семья Ферстаппенов приняла судьбоносное решение и Йосу подарили первый карт.

Он впечатлял конкурентов с первой гонки, а выступление в картинговом заезде в Генке произвело фурор. Франс же тем временем проводил часы в гараже рядом со свалкой, работая над картом сына. Для него гонки были в новинку, поэтому все требовало тщательного изучения. Франс увлекался разными видами спорта – велоспортом, футболом и дзюдо, – но всю жизнь видел лишь одну цель – победу.

Он отчаянно стремился помочь Йосу, и потому стал ездить по Европе, когда сын начал выступления в разных странах. Но бывший пехотинец обладал тяжелым характером – Франс не давал сыну права на ошибку. Однажды Йос разбил карт во время одной из гонок, и в отместку отец запер парня в фургоне, в котором они разъезжали по Европе. Йос даже стучал в окно, но не получил свободу, пока гнев Франса не утих.

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

«Гонки – очень дорогой вид спорта, было трудно в них участвовать, – объясняет поведение отца Герда. – Мы всегда искали спонсоров. Нам повезло на наследство Сьофа». Но семье приходилось жестко экономить: они редко ездили в отпуск, чтобы откладывать на увлечение Йоса.

К счастью, менеджером Ферстаппена стал Хуб Роттенгаттер, голландский экс-пилот «Формулы-1». Он и привел мальчика из Лимбурга в «Ф-1»: в 1994 году Йос после аварии Юрки Ярвилехто неожиданно стал напарником Михаэля Шумахера в «Бенеттоне». Ферстаппен многим запомнился из-за страшного пожара на Гран-при Германии – в результате происшествия молодой гонщик получил ожоги, но уже через две недели финишировал на подиуме, а в следующей гонке – еще раз стал третьим. Это были лучшие достижения Нидерландов в истории чемпионатов мира.

В семье Ферстаппенов говорят так: «Макс не зашел бы так далеко без Йоса, а Йос не зашел бы так далеко без своего отца».

Правда, их отношения оставляли желать лучшего. Франс и Йос не раз сталкивались друг с другом – вплоть до физических контактов. Макс тоже был настроен против деда. «Но каким бы строгим он (Франс) ни был, – говорит Герда, – именно его вера помогла Йосу добиться успеха. Хотя порой он желал слишком много денег».

Франс умер 19 ноября 2019 года. Отношения в семье зашли так далеко, что Йос запретил использовать имя сына в кафе, принадлежавшего Франсу, а Макс сказал о смерти деда следующее: «Радость и печаль порой соседствуют друг с другом».

Макс превзошел сверстников и пережил развод родителей

Самый юный Ферстаппен рос в бельгийском Масейке, так как его мать Софи родом оттуда. Правда, в итоге Макс выбрал нидерландскую гоночную лицензию.

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

Софи происходит из известной бельгийской семьи предпринимателей Кумпен, занимавшейся строительством дорог. «Настоящие Кумпены жесткие, но уважительные», – говорит Пол, крестный отец Софи. Он также является членом совета директоров Бельгийского автомобильного клуба и связан с советом директоров ФИА.

Мать Макса – талантливая гонщица: она выиграла сразу несколько картинговых турниров и выступала на международном уровне против будущих звезд «Ф-1» Дженсона Баттона и Джанкарло Физикеллы. Однако, встретив Йоса на трассе в Генке и влюбившись, Софи бросила карьеру, чтобы помогать мужу.

Макс был уникальным ребенком, как говорит Коэн Бертс, директор школы, где учился будущий пилот «Ред Булл». Он также отметил, что Ферстаппен мог достичь в учебе большего: «Это было заметно по тому, как он отвечал на уроках или во время различных умственных упражнений. Будучи достаточно умным, он все же имел собственные интересы».

«Его цель была стать гонщиком «Формулы-1». Он сказал это, когда ему было десять», – объяснила бабушка Макса Мариан Ленен.

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

В это же время – около 2008 года – родители Макса развелись. Парень остается с отцом, сестра – с матерью. Бертс так вспоминает этот период: «Мы не видели, чтобы Макс как-то переживал по этому поводу. Он всегда любил свободу. Но его проблемы с совмещением гонок и учебы решала мать». Школа выдвинула логичные условия: Ферстаппена допускали к зарубежным заездам только при хорошей успеваемости. Иногда, правда, могли и закрыть глаза на некоторые проблемы.

«Порой приходилось вести с ним трудный разговор, – рассказывает Каэн, – и тогда он мог ответить жестко, четко, по-взрослому. Он был более зрелым, чем остальные. Взрослым среди детей».

Развод Йоса и Софи оказался полон скандалов. Кумпен даже подала на бывшего мужа в суд, обвинив того в  угрозах и преследовании. Йоса приговорили к трем месяцам лишениям свободы условно и выплате штрафа в 1650 евро. Правда, позже его оправдали.

В связи со скандалом Софи до сих пор пребывает в плохих отношениях с бывшим супругом. Например, она считает Макса полностью бельгийцем и не признает его голландской лицензии. А еще уверена, что именно она сделала сына лучшим из Ферстаппенов: «Макс довольно общительный и открытый. Это он получил от меня. Йос более замкнутый».

Ее крестный отец Пол тоже видел в Максе черты Кумпен, когда парню было еще около четырнадцати лет: «Он, конечно, ездит так же хорошо, как отец, но ментально он сильнее и умеет держать себя в руках».

Йос полностью контролировал карьеру сына. Крайне жестко: выкидывал Макса из машины на заправке, сам возил его по Европе, не давал пропускать картинг

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

Карьера Макса началась с обычного детского каприза: увидев ребят, катающихся на картах, он со слезами попросил у мамы такой же. Вскоре родители купили парню первую гоночную машину. Но Йос тянул время, считая, что к гонкам Макса можно будет допустить только с шести лет. Дебютировал младший Ферстаппен еще позже – в семь – и тут же выиграл. Соперники при этом были старше на 2-3 года.

Йос всегда находился рядом с трассой, особенно в дождь, ради совета Максу в нужное время. Он указывал сыну на ошибки и помогал будущему победителю Гран-при развить технику пилотажа. Журналист Бас Калигис описывал ранний стиль Макса так: «С самого начала, с самого первого круга он едет на пределе, даже когда шины еще холодные».

Однако Йос увлекся карьерой сына больше него самого – и планка оказалась очень высока. Вот что Герда вспоминает об отношении бывшего напарника Шумахера к делу: «Как-то раз Макс пришел со школы и сказал: «Пап, пойду поиграть в футбол с ребятами в парке». Но брат уже приготовился к отъезду. «Ничего подобного, – ответил он, – Нас ждет картинг». Макс не хотел идти, но он не смог дать отпор. Ему – восьмилетнему мальчику – было очень тяжело».

Йос вложил в развитие карьеры Макса полмиллиона евро. За технической помощью обратился к друзьям из семьи Пексов, у которой была своя кровельная компания: они же занимались настройками картов, а с помощью Йоса доводили машины до совершенства. Макс же тем временем зажигал на этих болидах вместе с Йорритом и Стэном Пексами.

Йос реально отдавал все силы карьере Макса: они вместе разъезжали по Южной Европе: отец – за рулем, сын – то сидел рядом, то спал на заднем сидении. На трассе бывший пилот «Ф-1» не выпускал из рук секундомера и следил за каждым кругом. Правда, порой Ферстаппен-старший слишком увлекался.

Мишель Вацирка, менеджер картинговой команды CRG, за которую выступал Макс, не раз конфликтовал с Йосом: порой голландец даже игнорировал звонки партнера. Об отношениях в семье Ферстаппена Вацирка рассказал следующее: «Йос был занят только одним: Максом. Но иногда казалось, что он издевается над сыном. Например, если шел дождь, а Макс забыл дождевик или зонт, то Йос ничего не делал, ему было все равно, что мальчик промокнет. Если же Макс слишком долго ждал, прежде чем обогнать соперника, то после гонки Йос обязательно кричал на него: «Черт возьми, тебе нужно было действовать резче!» Макс не снимал шлем, чтобы никто не видел его слез».

А в сентябре 2012 года 14-летний парень разбил машину при попытке вернуть лидерство в гонке. Когда Ферстаппены встретились, отец просто молчал. Йос отказывался разговаривать с сыном целую неделю.

Макс выиграл в картинге все, что только можно, и был готов к переходу на более высокий уровень. Позже он так скажет о своем детстве: «В «Формуле-1» меня ничего не удивляло, потому что никто не относился ко мне так же жестко, как отец».   

Ферстаппен резко ворвался в «Ф-1» и поразил всех

Первые серьезные проблемы встретили Макса и Йоса в «Формуле-3»: у них не хватало денег для выступлений, когда приблизился крайний срок подачи заявок на сезон. Для участия требовалось полмиллиона евро, а 16-летнего гонщика никто не хотел спонсировать.

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

Наконец в офисе команды «Ван Амерсфорт Рейсинг» собрались ключевые лица: владелец Фриц ван Амерсфорт, оба Ферстаппена, менеджер Макса Раймонд Вермюлен и старый агент Йоса Хуб Роттенгаттер. Когда разговор затянулся, Хуб резко встал, хлопнул рукой по столу и заявил: «Мы это сделаем». Макса зарегистрировали как пилота «Формулы-3»: Роттенгаттер вложился в младшего Ферстаппена. Именно он купил болид за 150 тысяч евро.

Тогда же конфликты с Йосом начались уже у самого Макса. «Иногда они будто не видят и не слышат друг друга», – вспоминал Фриц.

Ферстаппена-младшего вдохновил переход в «Ф-3»: он сходу начал выделяться. Из всех выигранных заездов самым ярким была гонка по «Норисрингу». Тогда Макс привлек внимание одного важного человека – советника «Ред Булл» Гельмута Марко.

Он тут же поспешил подписать парня, договорился с обоими Ферстаппенами – и уже в марте 2015 года в Мельбурне Макс стал самым молодым пилотом в истории «Формулы-1». Ему было 17 лет и 166 дней.

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

Появление такого юнца оказалось настоящим стрессом для его гоночного инженера в «Торо Россо» Шеви Пужолара: «Максу рассказывали и рассказывали: про машину, про шины, про двигатель. Иногда он так смотрел на нас, словно он перегружен. А потом просил рассказать еще больше. Он действительно подтолкнул нас к прогрессу».

Ферстаппена не только хвалят, но и активно критикуют за действия на трассе: порой голландец действует достаточно агрессивно. Достаточно вспомнить обгон Леклера на Гран-при Австрии в прошлом сезоне.

«Некоторые люди считают, что он слишком экстремален, – говорит Пужолар. – Но мне кажется, в этом заключается его сила». По его словам, Макс – лучший пилот современной «Формулы-1», и ему просто не хватает достаточно быстрого болида.

В первые годы в «Ф-1» Ферстаппен жил в гостиничных номерах с Йосом. «Макс слепо доверяет отцу, – рассказывает Шеви. – Автоспорт – это конкурентная среда, и без знания правил можно серьезно испортить карьеру. Йос очень помог Максу».

15 мая 2016 года Ферстаппен-старший наконец-то обнял сына от счастья: восемнадцатилетний пилот «Ред Булл» выиграл дебютный Гран-при за топ-команду. «Невероятно», – все, что смог тогда сказать пораженный Гельмут Марко.

Сегодня Макс – это настоящий бренд. И Йос жестко контролирует публикации в СМИ

Из мальчика Макс вырос в настоящую гоночную звезду: его зарплата оценивается в сумму от 30 до 40 миллионов евро, а спонсоры – огромная сеть супермаркетов Jumbo и бренд одежды G-Star.

«Имидж нельзя подрывать, – рассказывает о деятельности Ферстаппенов журналист De Telegragh Яп де Грот. – Поэтому коммерческие вопросы особо важны и контролируемы».

И тому находится множество примеров.

Сложнейший путь Ферстаппена к «Ф-1»: пережил тиранию отца и крики без поводов, издевательства и тотальный надзор

В 2016 году журналист «Формулы-1» Андре Хугебум написал биографию Макса и отправил Ферстаппену экземпляр, чтобы тот убедился в правдивости написанного. Правда, в бизнес-команде голландца «BV Max», которой руководят Вермюлен и частично Йос, остались недовольны и решили изъять книгу с рынка. Причина: используемые портретные фотографии якобы повредят росту популярности Макса.

Издатель биографии Karakter предлагал компенсацию в размере 10 процентов от чистой выручки, но сторона Ферстаппена не пошла на соглашение. Дело дошло до суда, где партнеры Йоса требовали от 175 до 250 тысяч евро за портрет гонщика. К счастью для Karakter, противникам фото не помогла даже апелляция: суд посчитал сумму завышенной, а предложенную издательством компенсацию вполне приемлемой.

Другой случай – реклама онлайн-супермаркета Picnic 2018 года. Ее снимали в пародийном стиле по мотивам рекламы сети Jumbo и использовали двойника Макса, что не понравилось Вермюлену.

Команда Ферстаппенов выиграла в суде и потребовала 150 тысяч евро, выплату которых, правда, отменила новая апелляция.

Раймонд даже запрещает создавать фан-клубы Макса: он уже обратился к Басу ван Бодегравену (председателю сообщества «GoMax») с призывом прекратить называть себя основателем фан-клуба Ферстаппена, так как официально такого не существует. По мнению Вермюлена, это вызывает путаницу.

Но не всегда действия менеджера Макса выглядят плохо. Например, именно ему принадлежит идея оранжевых футболок для фанатов на гонках. Вопрос разработки и производства мерча отдали Йерону Хьюису из ‘t Veld – и вот какие впечатления остались у него после работы с командой №33: «Они пытаются выжать из этого бренда все».

Раймонд воплотил задумку вместе с «Ред Булл» на Гран-при Австрии в 2016 году, создав трибуну имени Макса Ферстаппена. Пятьсот болельщиков получили уникальный шанс: купить билет за 99 евро и получить фирменную оранжевую футболку. Так зародилась «Максомания».

В 2019 году «оранжевая армия» выросла до 20 тысяч человек, и теперь контракт с ‘t Veld команда Макса не собирается продлевать. Теперь Вермюлен и компания возьмут на себя продажу билетов с футболками.

Влияние Ферстаппена уже не меньше, чем у Хэмилтона: «Ред Булл» и «BV Max» прилагают для этого все усилия. К примеру, голландский гонщик является главным героем платного спортивного телеканала Ziggo Sport, привлекающим в среднем 1,5 миллиона зрителей на каждую гонку «Формулы-1» только в Нидерландах. Сам Макс из гонки в гонку дает интервью и принимает участие в различных программах Ziggo.

Естественно, на канал посыпалось море негатива. Его обвиняли в субъективности, симпатиях к Ферстаппену и отсутствии критики в адрес гонщика «Ред Булл». Забавно, но директор Ziggo Уилл Мерер не стал спорить и ответил максимально прямо: «Мы за Макса, мы не нейтральны. Мы хотим, чтобы он выиграл. И мы имеем право на это».

Много ли гонщиков «Ф-1» могут похвастаться поддержкой целого телеканала? Даже британцы не настолько явно продвигают Льюиса Хэмилтона. Пожалуй, для положения самого влиятельного пилота в пелотоне Максу и правда не хватает только чемпионского титула.

Источник: NRC

Фото: globallookpress.com/HOCH ZWEI/Pool/Getty Images Euro, firo Sportphoto//augenklick/firo Sportphoto, imago sportfotodienst/, Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com; instagram.com/josverstappen7; instagram.com/maxverstappen1

Источник: www.sports.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector