«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

Олегер ходил на митинги, убегал от полиции и вступил в партию.

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

Два года назад в суде города Сабадель (20 км от Барселоны) препарировали историю 17-летней давности. В зале собрали 11 подозреваемых, кто-то нервно жестикулировал, кто-то закрывал лицо, но большинство держалось уверенно и спокойно, особенно – улыбчивый бородатый мужчина в очках и зеленой кофте. Без него заседание не привлекло бы ни одно большое медиа, а так про суд написали чуть ли не все испанские газеты. 

Тот мужчина – бывший защитник «Барселоны» Олегер Пресас Реном, Сабадель – его родной город. По данным обвинения, ночью 27 сентября 2003 года футболист в компании приятелей устроил беспорядки на улице и напал на полицейского, а потом скрылся в любимом баре левых активистов Bemba, где собирались противники тогдашнего мэра Мануэля Бустоса. 

Той ночью 2003-го вообще было весело: задерживать активистов выехала созданная мэром группа специального реагирования, после операции 20 человек, из которых 7 были полицейскими, оказались в больнице. Олегер отрицал вину, убеждая, что находился в другом баре и спокойно пил пиво с друзьями, пока в заведение не влетели люди с дубинками.

Конкретно от Олегера требовали признать, что он разбил камнем локоть полицейского, и заплатить пострадавшему 450 евро. Если бы только это: футболисту и приятелям грозило от 1,5 до 3 лет заключения, но тюрьмы не случилось: дело закрыли за истечением срока давности. Вряд ли Олегер испугался, потому что, еще играя за «Барсу», постоянно попадал в сложные истории. Из-за политических взглядов. 

Олегер говорил, что победы «Барсы» – смех в лицо фашистского гнева. Даже отказался играть за сборную Испании

В детстве Олегера не взяли в Ла Масию, говорили, что парень неповоротливый и прямолинейный, поэтому он оказался в «Барселоне» только в 21 год – пройдя несколько академий маленьких каталонских клубов и получив экономическое образование. В основу Олегера вытянул Луи ван Гал, обратно в запас усадил Радомир Антич, а уже окончательно забрал в старт Франк Райкаард – с сезона-2004/05 Олегер стал правым (упс) и иногда центральным защитником «Барсы». 

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

Олегер был человеком в команде чародеев: отбирал не как Маркес, читал игру не как Пуйоль, носился не как Беллетти, но бешеное рвение награждало его всем по чуть-чуть – получилась надежная деталь топ-клуба. Болельщики любили Олегера не только за самоотдачу, но и за взгляды – для фанатов он всегда был своим: ездил на метро, пока не купил серый фургон, шутил, что дома вытирает ноги о коврик «Эспаньола», и красиво продвигал мысль о презрении к лоску: «Не люблю, когда меня обожают. Конечно, приятно, если на улице поздравляет 50-летний мужчина, но мне всегда кажется, что он сделал намного больше, чем я». 

В «Барселоне» Олегер был главным хранителем идеи «Каталония – не Испания». Праздновал трофеи, укутавшись в желто-красный флаг, а в 2006-м выпустил самую политическую спортивную автобиографию «Дорога на Итаку». Итака – греческий остров и дом Одиссея, который пытался вернуться туда после Троянской войны. Олегер видит здесь прямую аналогию: Каталония тоже пытается обрести дом, только в виде независимости. 

«Для меня «Барселона» действительно особенная, – говорил Олегер The Guardian в 2007-м. – Это призыв к стране, олицетворяющей каталонскую национальную самобытность и культуру. «Барса» была проводником чувств, когда люди не могли выразить себя. Когда «Барса» выигрывает чемпионат, мы становимся Армией радости, способной противостоять войскам Франко. Мы представляем, как останавливаем эту группу танков, отвечаем на их пули песней, смеемся в лицо фашистского гнева».

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

Взгляды Олегера формировались в семье. Его дед-республиканец пытался не допустить фашистов к власти, а когда не получилось, ушел в партизаны. Отец тоже был в сопротивлении, застал смерть Франко, а  потом занялся историей и исследованием социальных движений Каталонии. В 2006-м Олегер по-своему расшифровал знаменитый девиз «Барселоны»: «Раньше поддержать клуб означало, что ты отвергаешь режим, и именно поэтому «Барса» всегда будет больше, чем клуб».

Больше, чем клубу, Олегер отдавал максимум, но не больше, чем мог. За 127 матчей он забил один гол («Малаге» в 2005-м) и посвятил его 14-летнему мальчику Давиду, которого задержали в Сабаделе за расклеивание антифашистских стикеров, высмеивающих мэра города. На следующий день Олегер выступил с проповедью на радио: «Я считаю, что насилие существует, что именно фашистское и институциональное насилие влияют на решения мэрии Бустоса». 

Больше Олегер не забивал и искал другие поводы для политических выступлений, а его главным перфомансом в «Барсе» стала замена в финале Лиги чемпионов-2005/06 с «Арсеналом». Это, конечно, ирония: Олегера тогда растерзал на фланге Фредди Юнберг, к тому же защитник проиграл воздух открывшему счет Солу Кэмпбеллу, Райкаард не выдержал и на 72-й минуте выпустил Беллетти. Спустя всего 4 Это’О сравнял счет, а еще через 4 – Беллетти забил победный. 

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

И все-таки чаще Олегер был надежен, поэтому в 2005-м Луис Арагонес позвал его в сборную, но защитник приехал, только чтобы отказаться и объяснить: он не хочет предавать Каталонию. В 2018-м Олегер подробно объяснился журналу Panenka: «Я бы никогда не стал играть за сборную, которая меня никаким образом не представляет. Напротив, это заставляет меня чувствовать отвращение к идее выступать за Испанию. Разговор с Арагонесом был очень откровенным, честным и непринужденным, я сказал ему, что не смогу чувствовать себя комфортно».

Напоследок Олегер добил признанием, что не смотрел чемпионаты мира и Европы, потому что ему все равно. Вот так. 

Поддержал баскского боевика – от игрока ушел спонсор, а ультраправый форвард сравнил Олегера с собачьим дерьмом

Так же часто, как на «Камп Ноу», Олегера видели на митингах: антиглобалистских, против войны в Ираке и, конечно, в поддержку независимости Каталонии. Олегер выступал не только на площадях, но и через медиа, а иногда – даже сам писал в газеты. Одна колонка подожгла всю Испанию. 

Зимой 2007-го под заголовком De Bona Fe («Добросовестно») вышел текст в каталонском левом журнале Directa, который затем перепечатали в баскской газете Berria. Олегер обвинил испанский суд в ангажированности и поддержал одного из лидеров сепаратистской группировки ETA Иньяки Хуана де Хаоса, объявившего 5-месячную голодовку (Де Хаоса обвинили в причастности к гибели 25 человек и дали 3000 лет тюрьмы, но освободился он в 2008-м – спустя 20 лет наказания). Игрок написал, что от действий власти, которая держит под стражей близкого к смерти преступника, «воняет лицемерием», и дал интервью The Guardian о политической активности: 

«Да, проще молчать, но жизнь не проста. Если мы хотим сделать мир лучше, нам всем нужно потрудиться. Легко стонать о проблемах друзьям и ничего не делать. Последствия от моей статьи – это ноль по сравнению с тем, что проходят многие люди <…> Ни одна партия не представляет меня. Я чувствую себя ближе к гражданскому обществу, чем к политическим партиям. Единственное, чего они действительно хотят от людей, – чтобы они голосовали каждые четыре года. Это не та демократия, в которую я верю».</…>

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

Последствия, упомянутые Олегером, были чувствительными. Федеральные каналы обвиняли его в поддержке террориста, Kelme разорвал контракт, уточнив, что «признает свободу мысли и свободу слова, но отношения между футболистом и брендом строились на спортивных аспектах», а игроки лиги заявляли, что теперь у них на одного коллегу меньше. Особенно разозлился нападающий «Малаги» и лучший бомбардир Ла Лиги-2000 Сальва Бальеста – человек, проводивший несколько часов в день на форумах для ультраправых и называвший кумиром самого точного фашистского летчика Ганса-Ульриха Руделя. Бальеста резюмировал, что уважает Олегера меньше, чем собачье дерьмо. 

Защитник не дрогнул и продолжил говорить, что думает. Примерно в то же время Олегер полетел на благотворительный матч в мексиканский Чьяпас, где в середине 90-х легендарный сапатист Субкоманданте Маркос поднял индейское восстание. Маркос лично пригласил Олегера на игру – а тот, конечно, не мог отказать. 

Олегер занимался активизмом и после ухода из «Барсы». В 2008-м перешел в «Аякс», где сыграл около 40 матчей за три года, и вписывался во все резонансные протестные акции – например, против криминализации сквоттинга (незаконные захваты пустующих зданий). 

Называл смелыми призывы Пике голосовать за независимость Каталонии. После футбольной карьеры занялся политикой

И хотя Олегер говорил, что не любит чиновников, он точно знал, чем заняться после завершения карьеры. В 2011-м перешел из «Аякса» в крупную политическую партию CUP – ее участники выигрывают муниципальные выборы и работают в парламенте Каталонии. 

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

В 2012-м в Барселоне гремели протесты с требованием независимости, 11 сентября на улицы вышли 2 миллиона человек. Правда, среди этих двух миллионов не было Олегера, который подчеркнул, что слепая поддержка всех левых – не про него. Он рассказал, что недоволен президентом Женералитета Каталонии (высший орган, включающий парламент и правительство) Артуром Масой. «История партии и решений Масы не показывает, что они последовательно работали на каталонский народ. Именно поэтому я не знаю, пойду ли голосовать на референдум – посмотрим на условия, в которых его проведут». 

В 2015-м и 2016-м Олегер участвовал в муниципальных выборах от партии Crida per Sabadell (дочка нескольких партий, в том числе CUP), став одним из звеньев коалиции под номером 23 – его номер в «Барсе». А в 2017-м, когда Барселона снова закипела из-за протестов, он активнее всех поддерживал Пике, который призывал голосовать за независимость Каталонии и получил тысячи проклятий – прямо как когда-то Олегер. «Пике поступил смело, нет сомнений, – сказал Олегер. – Все мы знаем, какая реакция следует на подобные заявления. Новость здесь не в позиции Пике, а в том, что большинство спортсменов не имеет права свободно выражать свое мнение».

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

По этому поводу Олегер даже дал программное интервью Goal.com. Вот его главные фрагменты. 

• «Мы оказались в реальности, когда демократически избранный парламент получил мандат на проведение референдума о самоопределении. Испанское государство считает это незаконным и игнорирует основные права и свободы каталонцев. Я убежден, что мы проголосуем. Милитаризация референдума – не позитивное явление, но каталонский народ неоднократно демонстрировал, что путь, который он ищет для разрешения конфликта, – мирный и демократический».

• «Не думаю, что мы живем в раздробленном обществе, как говорят в Мадриде. Это точно не так. Каталонцы живут в плюралистическом обществе с разными взглядами на жизнь – и в этом наше богатство».

• «В нашем обществе преувеличивают трагедию, если звезды спорта говорят о политике. Такие ситуации должны быть нормальными».

• «Государство уже заявило, что попытается избежать референдума, для этого направили отряды полиции, поэтому голосование может пройти ненормально. Но мы, каталонцы, упрямы. И мы хотим выразить наше демократическое право голоса на самоопределение. Я предвижу широкую мобилизацию людей, требующих этого права. Если возникнет еще больше напряженности, это будет не со стороны каталонского народа, а со стороны государства».

«Звездам спорта надо больше говорить о политике». Защитник «Барселоны», который отказался играть за Испанию, потому что влюблен в Каталонию 

В 2017-м Каталония осталась с Испанией, но Олегер не отчаивается и все еще занимается политикой. В 2019-м он стал частью проекта Volem la Caserna («Хотим казармы»), который осваивает тысячи квадратных метров, где на протяжении десятилетий находились заброшенные военные казармы. Там он тренирует мальчиков и девочек и дает все такие же красивые интервью:

«Мы хотим делать так, чтобы они, несмотря на трудности, сами учились, развивались и тренировались. Цель – создавать не футболистов, а людей».

В 1997-м Роналдо кинул «Барсу» жестче, чем Фигу. Каталонцы даже судились с «Интером»

Именно сейчас Неймар может занять место Роналду и Месси. Пусть у него получится

Фото: Gettyimages.ru/Clive Mason, David Ramos, Stuart Franklin, Shaun Botterill, Denis Doyle; naciodigital.cat; elpuntavui.cat/J. FLORES

Источник: www.sports.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector